Армия мусорных людей стоит по всему миру

Кое-какие уверены в том, что современное мастерство направлено только на эпатирование публики и привлечение внимания к скромной фигуре автора. Германский живописец, возводящий мусорные армии среди самых известных достопримечательностей планеты, возражает: творческие люди – лакмусовая бумажка общества. Быть может, он прав, и в отечественном одноразовом потребительском мире мусор есть самоё органичным для восприятия материалом.

Ханс-Юрген Шульт (Hans-Jurgen Schult, более узнаваемый под псевдонимом HA Schult) вправду трудится в пара необыкновенной манере. Провокационны его работы либо нет – дело вкуса, но они в буквальном смысле нашпигованы продуктами жизнедеятельности человека. Этакие универсальные артефакты, привычные фактически каждому: от Огненной Почвы до Камчатки.

По плану автора, мусор обязан символизировать экологические неприятности человечества и каждый день наносимый им вред окружающей среде.

Армия мусорных людей стоит по всему миру

Работы постоянно начинаются с очистки мусора, потому, что в другом случае экспозицию сопровождал бы непередаваемый запах. Не обращая внимания на то что фигуры выглядят так, словно бы герр Шульт выкупил подряд на утилизацию мусора у завода Coca-Cola, на их изготовление идут различные материалы: остовы компьютеров (в качестве «скелета»), пластиковые мешки (это «волосы» и другие интимные черты лица), монтажная пена (её нереально не подметить).

Да и алюминиевая тара – самая разнообразная (фото с сайта pbase.com).

«Мусорные люди» (Trash People) – парни в натуральную величину. Возможно, они не столь антропоморфны, но издали их очертания сильно напоминают застывших солдат Терракотовой армии. Вблизи, действительно, всё это великолепие распадается на банки из-под колы, микросхемы и другой хлам, которому, увы, не суждено обратиться в прах без посторонней помощи.

Собственную первую скульптурную композицию Ханс-Юрген создал во второй половине 90-ых годов XX века – это было в германском Ксантене, неподалеку от Дюссельдорфа. С того времени ему удалось соорудить собственные инсталляции в мире. И не просто в мире, а в самом сердце наибольших культурных и исторических центров.

«Я начал заниматься этим видом мастерства перед тем, как это стало мейнстримом, — говорит живописец. – Ещё в 1960-х я организовал актуальный показ на мусорной свалке, дабы привлечь интерес к экологическому дисбалансу на отечественной планете».

Ему хотелось расшевелить умы людей, но оказалось затронуть их сердца: кроме того одинокие видеокассеты и материнские платы, отвергнутые прогрессом, иногда приводят к жалости и сострадание.

Слева направо и сверху вниз: Ксантен-1996, Париж-1999, Москва-1999, Великая китайская стенки – 2001, Гиза-2002, Килкенни-2003 (фото с сайта haschult.de).

Но долой меланхолию – всё-таки по мусорной свалке не следует ходить на котурнах. Согласиться, мало жаль, что от возвышенной эстетики модерна и классического искусства мы пришли к потребительской эклектике продуктов жизнедеятельности.

Иначе, и мусором собранный материал быть прекратил. Американцы говорят: «кому мусор, а кому – сокровище».

Господину Шульту уже удалось соорудить более дюжины инсталляций, причём в некоторых из них было до 1000 фигур – как, к примеру, в экспозиции наоборот Кёльнского собора, которая настойчиво попросила помощи 30 помощников и более шести месяцев усердного труда. А в Брюсселе на его армию пришли взглянуть более 1 миллиона человек.

Во второй половине 90-ых годов XX века первая выставка обошлась немцу в 80 тысяч марок (около 41 тысячи евро). на данный момент кое-какие из этих скульптур имеют цену6 тысяч евро любая. Хорошая доходность.

Но не богатства окаянного для: деньги идут на финансирование следующих экспозиций.

Продолжаем: Альпы-2003, коммуна Горлебен – 2004, Брюссель-2005, Кёльн-2006, Рим-2007, Барселона-2007, Вашингтон-2008, Нью-Йорк: будем сохранять надежду – 2008 (фото с сайтов haschult.de, AFP/Karen Bleier/Getty images).

В то время, когда речь идет о социальном значении работы, скромности живописцу не занимать: «Я уже давно говорю политикам, что защита внешней среды – ключ к сердцам избирателей на следующих выборах. Мы, живописцы, являемся лакмусовой бумажкой общества. У людей может появиться чувство сопричастности, в то время, когда они внимают гласу творцов.

Свобода общества измеряется свободой его искусства».

Но, патетически-монументальные заявления звучат весьма органично среди его многоцветной армии, недаром она побывала и на Великой китайской стенке, и у пирамид в Гизе, и на Красной площади.

Немногие не забывают, но мусорные люди приезжали в Москву, во второй половине 90-ых годов двадцатого века. Акция была весьма скоротечной: скульптуры простояли в русском столице всего один сутки. По словам Шульта, символичность Красной площади огромна, тут «сама почва пропитана историей».

Гиза: привет из прошлого. Что оставили нам предки, а что покинем мы?

Эта мысль вдохновила изначально живописца (фото с сайта wdr.de).

И в этом практически сакральном месте «археология прошлого соединяется с археологией будущего» – жёсткими бытовыми отходами известных брендов.

Действительно, позднее, приехав в Кёльн, Ханс-Юрген не смог совладать с чувствами от данной поездки: «В Российской Федерации, где ядерные отходы выбрасываются на простых помойках, люди не так трепетно относятся к экологическим дисбалансам, как у нас в Германии». По всей видимости, он был легко обижен, что его великая цивилизаторская миссия прошла у нас без особенной помпы.

Ну да забудем обиду живописцу эту церебральный перегрев и наивную браваду. Положа руку на сердце, в германских городах однако почище будет… Ничего-ничего, у нас ещё всё в первых рядах.

Борьба за глобальную сознательность в деле защиты внешней среды – не единственное, что заставляет творца браться за баллончик с монтажной пеной. В Германии, по словам автора, ему удалось украсить известную площадь перед Кёльнским собором. То же – и с другими объектами.

Выглядят инсталляции, нужно признать, вправду впечатляюще. Как временное явление, очевидно.

Кроме мусорных перфомансов Ханс Юрген делает такие вот крылатые машины– ангелы летают не только над Берлином, но и над Кёльном. А ещё он делает красивые детские площадки со своей милой подругой.

Кстати, ланч с живописцем стоит 50 евро. А за 160 возможно взять эксклюзивный подарочный комплект мусора deluxe – что ещё необходимо любителям трэша? (фото с сайтов vivercidades.org.br, wdr.de, wikimedia.org/Dirk Olbertz)

Последняя экспозиция была размещена в Национальном географическом музее в Вашингтоне (до 8 июня 2008 года), а сейчас Шульт пробует договориться с властями Нью-Йорка и разместить экспозицию в том месте.

Кстати, визуально скульптуры, каковые выставлялись в Китае либо России, ничем не отличаются от «американских». А ведь было бы весьма интересно проследить, как изменяется экологическая нагрузка в связи с потребительскими предпочтениями людей в зависимости от региона либо культурных традиций.

Но, может, это и не требуется, а послание автора пребывало в том, что в наш век глобализации кроме того мусор делается однообразен? McDonalds и Coca-Cola не перестают ими быть ни на Великой китайской стенке, ни на Красной площади.

Кстати, скульптурных подходов к работе с мусором достаточно большое количество. К примеру, мы уже писали английских о скульптурах из электрических отбросов.

Но имеется и другие идеи. Тим Нобл (Tim Noble) и Сью Уэбстер (Sue Webster), немыслимый дуэт, базирующийся в Англии, решили не идти по проторенной дорожке и создали неповторимый проект мусорных теней.

Живописцев вдохновили на эту работу мрачные улочки родного Блэкпула, которым нужен свет чтобы снять безысходности и скорлупу отчуждения и пробиться к тому хорошему, что в том месте возможно отыскать (фото с сайта blog.uncovering.org).

По словам авторов, иногда в свете фар проезжающих на протяжении чёрных закоулков авто возможно заметить и не такие картины. Эту технику они применяли для собственных работ: в центре, казалось бы, бесформенного скопления мусора запрятаны формы, каковые появляются только при направленном освещении.

Том и Сью уверены в том, что и хаос может рождать мастерство. Чудо возможно отыскать везде, нужно только открыть собственное сердце – так, думается, сказал де Сент-Экзюпери. И в этом смысле декаденты-британцы громадные оптимисты, чем прямолинейный и весёлый немец.

Со времён первых несмелых мазков на стенах пещер мастерство прошло громадный путь, но оно постоянно стремилось не столько донести до человека идею, сколько позвать какие-то эмоции и ассоциативные переживания – будь то сакрального либо чисто эстетического характера. Более того, росписи Парфенона, к примеру, по большому счету не были видны людям – древние мастера творили для собственных всевышних и для вечности.

Работы Тома и Сью экспонировались в таких известных галереях современного мастерства, как Saatchi и Royal Academy of Arts (фото с сайта blog.uncovering.org).

Необычно, но чем более массовым по восприятию делается мастерство, тем более оторванным от действительности оно думается. В последние десятилетия повседневность всё больше попадает в планы живописцев. Возможно, историческое время столь скоро ускоряется, что мы уже не можем себе позволить такую роскошь, как отвлечённые чувства.

Может, это и верно. Может, дабы донести какую-то несложную идею до всех, нужно редуцировать эмоциональную составляющую и сфокусировать сознание будничных прохожих, людей из толпы.

Немец уверен в том, что в случае если мастерство желает быть социальным, то оно по плану должно быть доступно каждому без лишней рефлексии. Глядя на его мусорную армию, невольно задумаешься: в случае если мы столько забираем у природы, то не пора ли что-нибудь дать вместо.

Но и британский сплин, оживающий в нестойком свете машинных фар, также иногда нужен.

Что более верно? Кто знает… Голосуем за разнообразие!

[ENG SUB] Full HD House of ARMY — BTS 3rd Muster DVD


Темы которые будут Вам интересны: