Биологи организовали горячий спуск камней с орбиты

Установлено в опытах. В случае если чужие бактерии и не смогут пережить вход несущих их метеоритов в воздух, то уж комплект сложной органики космические гости в полной мере способны доставить на Землю. Так всё-таки жизнь зародилась благодаря «инопланетянин»?

В свете свежих изучений европейских и американских экспертов давешняя догадка панспермии поворачивается новыми гранями.

Очередной материал для размышлений поступил от группы во главе с Франсис Весталл (Frances Westall) из французского Центра молекулярной биофизики (Centre de biophysique moleculaire).

В прошедшем сезоне Франсис и её команда совершили на русском биоспутнике «Фотон-М3» (Foton M3) опыт Stone-6. Правильнее, данный опыт проходил в тот момент, в то время, когда спускаемый аппарат «Фотона» уже возвращался на Землю. В тепловой щит капсулы учёные встроили пара образцов земной породы, в которых были заключены разные «следы» судьбы, и бактерии Chroococcidiopsis.

Днище аппарата, вонзившегося в воздух на скорости 7,6 километра в секунду, разогрелось до температуры 1700 °C. Это разрешило в некоей степени воспроизвести обстановку, в то время, когда метеориты, гипотетически способные нести живой груз, входят в воздушную оболочку Почвы.

Франсис Весталл возглавляет научную группу с говорящим заглавием Exobiology (фото A. Schneck/CNRS).

Сейчас европейские исследователи подвели итоги опыта. Для догадки панспермии они были… неоднозначными. Но по порядку.

Все образцы насчитывали 2 сантиметра в толщину. Первый из них складывался из 3,5-миллиардолетней осадочной породы, забранной в австралийском местечке Пилбара (Pilbara). В этом материале находились микроскопические углеродистые окаменелости. Второй — озёрные осадочные породы с Оркнейских островов, которые содержат химические следы древних организмов. Третий кусочек воображал собой легко базальт — в качестве контрольного материала.

Он был потерян на протяжении спуска.

Первый экземпляр земной породы покрылся полмиллиметровой спёкшейся корочкой, но под ней остались нетронутыми окаменелости. Второй пример утратил треть массы, но сохранил в себе биомолекулы, рапортуют экспериментаторы.

А вот микробы Chroococcidiopsis, которыми учёные «засеяли» и первый и второй тестовые образцы породы, не пережили огненной купели. Действительно, биологи нашли оставшиеся от бактерий микроскопические «угольки».

«Опыт Stone-6 говорят о том, что в случае если марсианские осадочные метеориты несли следы прошедшей судьбе, эти следы безопасно достигнут Почвы, — высказалась по поводу результата опыта Франсис. — Но эти результаты выглядят более проблематичными, в случае если применить их к панспермии. По крайней мере, два сантиметра гора не являются достаточными для защиты организма в течение спуска».

При чём тут Марс? Работа Весталл отсылает к давешней и, думается, нескончаемой дискуссии о следах микроорганизмов, отысканных в марсианских метеоритах. Тех, что складываются из породы, некогда выбитой ударами астероидов с Марса и по окончании продолжительных скитаний по космосу попавшей на Землю.

Это «камни с неба» ALH84001 (о нём просматривайте кроме этого тут) и Nakhla.

Биологи организовали горячий спуск камней с орбиты

Метеорит ALH84001 и примеры таинственных вытянутых структур, видимых при громадном повышении (фотографии NASA).

В случае если такие находки совсем подтвердятся, это не только поведает нам о живом прошлом Красной планеты, но ещё и подбодрит приверженцев панспермии — занесении судьбы на Землю из космоса теми же метеоритами. Имеется, к слову, вариант данной догадки, в котором самые вероятными кандидатами на «биотакси» названы кометы. Появляется, действительно, вопрос о начальном месте появления судьбы.

В этот самый момент имеется уникальные предположения.

Что любопытно, кроме того губительный для бактерий полёт верхом на горе через воздух (увидим, им никто так как не «запрещает» зарываться и глубже двух сантиметров) не свидетельствует провал данной теории. Так как ещё остаётся вариант с занесением на отечественную планету не бактерий, а лишь ответственных химических «кирпичиков», без которых жизнь у нас просто не показалась бы. В этот самый момент необходимо поведать о второй работе.

Пару дней назад учёные из центра Эймса (Ames Research Center) завоевали премию имени Гарри Джулиана Аллена (Harry Julian Allen Award 2008). Любопытно, что приз исследователи взяли за работу, результаты которой были размещены в Science ещё во второй половине 90-ых годов двадцатого века. Таким продолжительным был путь к признанию.

Но тем оно полезнее. А громадное значение данного изучения не утратилось и поныне.

Что же открыли американцы? Они растолковали, как в метеоритах появляются своеобразные органические соединения — хиноны — являющиеся вместе с рядом собственных производных ответственными элементами судьбы.

Начинается всё с полициклических ароматических углеводородов (ПАУ), найденных в космосе в изобилии (в далёких галактиках а также). Они синтезируются при смерти массивных звёзд, богатых углеродом.

Но в пространстве астрологи замечают простые ПАУ, тогда как в метеоритах находят их более увлекательную вариацию — те самые хиноны. Отличие — в дополнительных атомах кислорода либо дейтерия, присоединённых к ароматическому кольцу. Откуда они берутся?

Что происходит за то огромное время, пока летающие скалы (вобравшие из пространства рассеянные взрывами звёзд вещества) блуждают по космосу?

Дабы узнать это, учёные из центра Эймса совершили опыт. Они смешали ПАУ с водяным льдом и выставили образцы под сильное ультрафиолетовое излучение, обеспечив заодно глубокий вакуум и космический холод.

Маленькие ледяные зёрна в космическом пространстве изначально владеют довольно несложной химией, но под действием излучения в них запускаются интересные реакции, растолковывают американские учёные (иллюстрация с сайта astrochem.org).

В таких условиях ПАУ перестроились, прореагировав с водой и образовав те самые органические соединения, каковые исследователи находят в метеоритах, и аналогичные тем, что возможно заметить в космосе (сходство подтверждено спектроскопией).

«Выясняется, вам необходимы всего лишь водяной излучение и лёд для трансформации этих молекул», — был рад один из авторов работы Макс Бернстейн (Max Bernstein).

Получается, что происхождение судьбы не таковой уж случайный процесс? А ведь ПАУ — только один, не смотря на то, что и ответственный пример предусмотрительности Природы.

Отыщем в памяти, что в космическом пространстве астрологи уже обнаружили аминокислоту сахар и глицин, молекулярный кислород, метанимин и цианид водорода (элементы аминокислоты, кстати), азотные гетероциклы, аминоацетонитрил и другие сложные соединения.

В протопланетных же дисках, как мы знаем учёным, возможно найти воду, метанол и углекислый газ либо, например, ацетилен (всё это может понадобиться для постройки ДНК и белков).

Разных составных элементов судьбы в космосе – много, и они, что принципиально важно, появляются в том месте в полной мере закономерно и конечно (иллюстрация NASA/Jenny Mottar).

Это и в самом деле достаточно сложная кухня, дабы послужить источником судьбы. А ведь ещё как мы знаем, что метеориты принесли на Землю так нужные для жизни соединения фосфора. Более того, в отдельных камнях, прилетевших к нам с просторов Нашей системы, исследователи уже нашли серьёзные компоненты ДНК.

Остаётся только представить, как всё это достаток, попавшее так или иначе на поверхность планеты, «надумало» стать живой материей. Инкубаторы для будущих клеток возможно отыскать всё в тех же метеоритах. А вот подробности для того чтобы превращения всё ещё остаются предметом споров.

Но основное — сложные соединения, каковые смогут стать компонентами клеток, не являются на просторах Вселенной чем-то редким и необыкновенным. Луи Алламандола (Louis J. Allamandola) из центра Эймса говорит: «Молекулы из космоса помогли сделать Почву таким приятным местом, каким она есть сейчас».

Это значит, что появление людей и, в конечном счёте, нас с вами, просматривающих о новых достижениях учёных, делается чуть-чуть менее загадочным.

ВЫБОР ЗА НАМИ 2016 | ПОЛНЫЙ ФИЛЬМ | Официальная версия Проекта Венера


Темы которые будут Вам интересны: