Дельфины на военной службе: и ныне, и присно

Дельфины на военной службе: и ныне, и присно

Американские армейские появились в центре бури негодования со стороны влиятельных борцов за права животных. Буря разразилась, когда поступила информация, что американские вооружённые силы применяют дрессированных дельфинов для разминирования акватории у южной части береговой полосы Ирака.

Честно говоря, аргументация представителей английского Общества охраны китов и дельфинов (Whale and Dolphin Conservation Society — WDCS), напоминает сакраментальную фразу «птичку жалко» и отдаёт совсем кошмарной пошлостью.

«Мы решительно выступаем в протест содержания этих животных в неволе и не в восхищении от их эксплуатации… Животные смогут пораниться, и это ничем не может быть оправданно», — гремят в массмедиа грозные слова Кэти Уильямсон (Cathy Williamson), представительницы WDCS.

Ей вторит и Стефании Бойлс (Stephanie Boyles), биолог из американской организации PETA (People for the Ethical Treaty of Animals — Общество за этичное обращение с животными). Бойлз, но, оговаривается, что рискуют не только животные, но и те, кто на них надеется.

«Этих животных обыкновенно обучают делать разные трюки, но такие умные твари, как морские львы и дельфины — себе на уме, и риск, что они не выполнят задание, в то время, когда на кону смерть и жизнь, — довольно большой», — вычисляет Бойлз.

Армейские, но, считают в противном случае, и, осмелимся предположить, возмущённые высказывания Уильямсон, Бойлз и иже с ними не вызывали у них ничего, не считая радостного хохота.

С чего бы это? — спрашивается. Весьма легко. Применение дельфинов в военных целях в Соединенных Штатах — и не только — имеет достаточно давешнюю историю.

Отдельные эпизоды её мы и собираются поведать отечественным читателям.

Изначально в задачи дельфинов входили в первую очередь поиск потерянных торпед и мин

В то время, когда как раз появилась мысль применять дельфинов в людских конфликтах — не весьма ясно, не смотря на то, что история знает много примеров сотрудничества людей и дельфинов (вне боевых действий), равно как и применения разных животных — прежде всего, лошадей и слонов — в сражении.

По некоторым сведениям, первые опыты с дельфинами ВС США начали проводить во второй половине 50-х годов двадцатого века. Тогда военных больше всего интересовали локационные свойства морских млекопитающих.

В 1960-е годы был опубликован последовательность работ, посвящённых интеллектуальным свойствам дельфинов. В данной связи выделяется труд нейрофизиолога Джона Лилли (John Lilly), что высказал предположение, что разум дельфина как минимум сравним с интеллектом человека, а возможно, и превосходит его.

Армейские, у которых мозги развёрнуты неизменно в одном и том же направлении, срочно сделали вывод, что это свойство морских млекопитающих возможно и необходимо применять. Для чего отправлять людей на страшные подводные задания, в то время, когда имеется умные и поддающиеся дрессировке млекопитающие, каковые, уж простите за каламбур, чувствуют себя в воде как рыбы?

Главные задачи, каковые ставились перед дельфинами — это обнаружить и время от времени извлекать на свет божий потерянные снаряды, первым делом, мины и торпеды.

Смерть одного дельфина-камикадзе повлекла за собой негромкий бунт остальных.

После этого, уже на протяжении вьетнамской войны, дельфинов стали использовать в качестве боевых единиц. Иными словами, убийц. В их обязанности входила борьба с подводными диверсантами соперника.

Дельфины или убивали тех, поражая отравленными стилетами, или срывали у них с лиц дыхательные аппараты, а время от времени на поверхность — под прицелы пребывавших на судах матросов.

По сведениям советской разведки, входе боёв во Вьетнаме дельфины ликвидировали пара десятков вьетконговских диверсантов…

Конечно, Рекомендации не могли не заинтересоваться подобным «оружием».

Валентин Зайцев в собственной работе Боевые дельфины пишет:

«…Основной задачей было, само собой разумеется, приспособить эту сверхчуткую биосистему — дельфина — к исполнению определённых задач. Ну как, скажем, не применять его неповторимый звуковой аппарат?

В следствии изучений стало известно, что на него трудится — лишь вообразить! — более половины всех клеток и нервных центров дельфиньего мозга. Умелый исследователь Михаил Поляков кроме того говорит, что при помощи эхолокации „грамотный“ дельфин отличает один от другого практически однообразные предметы.

К примеру, кружочки размером с монетку, изготовленные из различных металлов — меди, цинка, олова и без того потом. А из двух цилиндров диаметром в 48 и 50 мм он по приказу способен поднять конкретный. Так что очень талантливых служивых заимел уникальный контингент Армии СССР».

По данным Зайцева, во второй половине 60-ых годов двадцатого века под Херсонесом была снабжена особая тайная база, где и проводились испытания с дельфинами — и рядом вторых морских млекопитающих.

То, что их пробовали перевоплотить в камикадзе — факт широко известный. И ничего неожиданного в нём нет: в Советскую эру отношение к человеку как к расходному материалу было неспециализированным местом (чуть ли и по сей день что-то изменилось), а к дельфинам — тем более. Дрессированный зверь, пускай и весьма умный…

Но эту программу было нужно скоро свернуть: по окончании первого же опробования «в условиях, родных к боевым», другими словами по окончании первой же смерти дельфина, его сородичи в буквальном смысле отправили собственных инструкторов ко всем линиям и отказались выполнять их распоряжения. Кроме того за рыбу.

Но, при том, что камикадзе из ластоногих сделать не удалось, стражи из них оказались отменные.

Недавняя фотография, обошедшая сетевые СМИ, обосновывает, что с армейскими дельфинами у США всё alright.

«Последние пара лет „при социализме“ основную базу Черноморского флота в Севастополе наглухо закрыли от потенциальных неприятелей не кто иные, как вышеописанные дельфины, забрав под надёжную охрану и отдельные боевые суда.

Собственную 4-часовую вахту любая дельфинья смена несла у цементных ворот-створа, выходя на скрытую позицию по особому гидроканалу у Константиновского равелина.

Любой странный объект, плывущий по поверхности либо в глубине, она засекала аж за пара километров, срочно передавая соответствующий сигнал-предупреждение на центральный пульт.

А в том месте уже умелый, привычный к сюрпризам оператор решал самолично, какие конкретно меры принять. Приказать ли дисциплинированным дельфинам вытолкнуть это „что-то“ на поверхность, как бы на общее обозрение, демаскировать, отправить ли на перехват быстроходный вооружённый катер либо нейтрализовать дельфиньими силами сходу.

Благо, к той поре чета заслуженных оружейников Симоновых изобрела убойное подводное оружие для „ношения его животными“ — от пистолетов до пулемётов. Скажем, замечательная трехствольница с дельфиньего носа легко поражала мишень пулею 12 калибра на расстоянии в 20 метров…»

Что сейчас?

По окончании распада СССР «дельфиньи» программы в большинстве собственном были свёрнуты. Тем более, что над Крымом и всем Черноморским флотом всегда дудели в различные дудки российские и украинские власти, каковые никак не могли поделить бывшую советскую собственность. Но, кое-какие изучения, к счастью, длятся и поныне.

По некоторым данным, часть подготовленных в СССР (язык не поворачивается именовать их «дрессированными») дельфинов была реализована в Иран.

В Соединенных Штатах же, если судить по последним данным, дельфинов продолжают деятельно применять и поныне.

Продолжение, быть может, последует.

? ? ? Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и сейчас и присно, и во веки столетий, аминь.


Темы которые будут Вам интересны: