Глава riaa уходит в отставку: мы ждём перемен?

Глава riaa уходит в отставку: мы ждём перемен?

Хиллари Розен, исполнительный директор и председатель Ассоциации звукозаписывающих компаний США (RIAA) уходит со собственного поста. Общественность если не шокирована, то, как минимум, поражена. Но есть ли её уход неожиданностью?

Это — с какой стороны взглянуть…

Recording Industry Association of America (RIAA) — это один из трёх картелей, в массовом сознании превратившихся в интернет-милицейских. Двумя вторыми являются картель голливудских компаний — Motion Picture Association of America (MPAA) и альянс производителей коммерческого ПО — Business Software Alliance (BSA).

Из всех этих организаций, RIAA имеет самый сомнительный статус, и вот из-за чего: объединившиеся в эту ассоциацию звукозаписывающие компании, в отличие, снова же, от разработчиков и кинокомпаний Голливуда ПО, — в мельчайшей степени являются прямыми производителями, грубо говоря, реализовываемого товара — музыки.

Лейблы — компании, первоначально создававшиеся для защиты заинтересованностей исполнителей, сейчас обладают не только всеми правами на записываемую музыку, но и чуть ли ни душами музыкантов: довольно часто продюсеры диктуют им не только, что и как играться, но и как наряжаться, что сказать на публике, и без того потом.

Что, в неспециализированном-то, в полной мере конечно: продюсеров и звукозаписывающие компании интересуют деньги, каковые возможно получить на чужом творчестве, а не само творчество и устремления исполнителя и личные переживания. Подписал договор — так слушайся.

По мере развития высоких разработок, и особенно — распространения аудиозаписей и средств копирования (также как и видео, и ПО), по мере роста доступности этих разработок, лейблы столкнулись с проблемой, подлинной сути которой до сих пор, разумеется, не смогут осознать: пиратством.

Возможность похитить, как мы знаем, порождает вора. Возможность взять что-то безвозмездно и без на большом растоянии идущих последствий так же порождает массу желающих данной возможностью воспользоваться.

И какое количество бы ни твердили, что бесплатный сыр не редкость лишь в мышеловке, и что скачивать музыку из Сети — громадной грех, публичное вывод от этого не изменится. А попытки принимать резкие и агрессивные «ответные» действия против поклонников формата MP3 и любителей скачать множество музыки безвозмездно не позовут ничего, не считая неприязни со стороны этих самых любителей.

В общем, именно это и случилось.

Розен оставляет карьеру. Формально — для детей. Нельзя исключать кроме этого, что ей тщетная борьба с тугодумными главами.

Издание Wired отмечает, что скачивание музыки из Интернета превратилось в часть поп-культуры, став явлением того же порядка, что и держащаяся за пуговицу на джинсах Бритни Спирс, жестяная банка Coca-Cola и заполненный пластиковым блеском эфир MTV.

Однако music download, наверняка, протянет куда больше, чем всё вышеперечисленное. Ну разве что Coca-Cola скачиванию музыки не обогнать.

До самого последнего времени в RIAA то ли не желали этого осознавать, то ли заботились о поддержании последовательности и стабильного имиджа собственной позиции, а возможно, и то и другое. По крайней мере, прочную репутацию борцов с Интернетом и технологическими инновациями, не желающих подстраиваться под трансформации обстановки в мире, лейблы в лице RIAA себе получили.

А лицом RIAA есть (до тех пор пока ещё есть) госпожа Хиллари Розен (Hillary Rosen).

Но всей денежной мощи акул от музыкальной отрасли, и всех громадных упрочнений по лоббированию тех либо иных законопроектов, ограничивающих права аудитории лейблов, выясняется не хватает, дабы управиться с распространением и пиратством бесплатной музыки в Сети.

Озвучивание госпожой Розен ужасающих цифр утрат музыкальной индустрии, воззвания к проповеди и совести о том, что если не брать компакт-диски и скачивать аудиозаписи безвозмездно, то никто не захочет писать хорошую музыку, — всё это не создаёт особенного впечатления на потребителей.

Тем более, что Розен многократно ловили на назывании совсем разных цифр.

Тем более, что распространяемая наибольшими лейблами музыка делается всё более штампованной.

Тем более, что то и дело вскрываются факты откровенной эксплуатации исполнителей этими самыми лейблами, мошенничества, невыплат и обманов заработанных исполнителями денег.

Всё это явления одного порядка — рвения получить и сэкономить везде, где лишь возможно.

Ну и наконец, громом среди ясного неба громыхнули эти по количествам выпуска CD, каковые лейблы, разумеется, продолжительное время старались скрывать.

Стало известно, что, если сравнивать с 1999 годом, в 2000 году лейблы сами сократили выпуск продукции — практически на треть! Спад продаж также присутствует, но лишь на 10%. Иными словами, спрос остаётся в действительности, высоким, а в утратах виновны скорее менеджеры по продажам…

Но они — руководство, и потому госпоже Розен было нужно внушать целому свету, что виноваты во всём несознательные любители и пираты дармовщинки.

В общем, музыкальная отрасль, а правильнее, та её часть, что несёт ответственность за распространение и тиражирование музыкальных записей, создала себе очень негативный образ. И потому, что с 1998 года госпожа Розен есть лицом (либо лучше сообщить — олицетворением?) данной отрасли, многие вычисляют как раз её важной за его создание.

«У меня малолетние дети, и мне хочется уделять им больше внимания», — так растолковывает сама Хиллари Розен обстоятельство собственного ухода. Именно это написано в пресс-релизе RIAA.

С её собственным образом — несгибаемого борца за права и капиталы могучего картеля, монополизировавшего музыкальную отрасль и, по сути, диктующего обществу музыкальные вкусы — официальная обстоятельство скорой отставки не вяжется совсем. Но, изрядные сомнения вызывает и сам данный образ.

Не смотря на то, что дети также возможно достаточно основательным причиной, к примеру, New York Times намекает на жажду музыкальной отрасли смягчить собственный образ и подлечить собственную репутацию в глазах появлявшейся по ту сторону баррикад многомиллионной армии пользователей Интернета.

А следовательно, старая гвардия тут уже не окажет помощь, а лишь помешает. Разве может Розен сейчас сказать одно, а на следующий день — прямо противоположное? Ни за что.

На эту роль нужно будет нанимать нового актёра, которому нужно будет быть стократ более убедительным, дабы замаскировать резкую перемену настроений среди начальников звукозаписывающих компаний.

Образ твердозадого монстра Хиллари Розен просто не идёт. Это роль, которую ей было нужно играться, дабы спасти звукозаписывающую индустрию.

В случае если эта перемена по большому счету имеет место быть. Так как существуют свидетельства и обратному.

В пользу того, что индустрия хочет изменений, свидетельствуют и последовательность фактов, и просто здравый суть. Во-первых, собственные посты покидают и начальники музыкальных подразделений корпорации Сони и Vivendi Universal — Сони Music и направляться Records соответственно.

Что касается Сони, то их технологические подразделения в далеком прошлом производят стереосистемы с помощью «незаконного» формата направляться3, что пара не вяжется с пропагандой RIAA — и заинтересованностями Сони Music. Об этом, кстати, пишет Wired.

Во-вторых, RIAA отказалась от лоббирования законопроектов, предписывающих встраивать в каждые устройства, разрешающие воспроизводить музыкальные произведения, средства защиты от незаконного копирования. Против этого весьма деятельно выступали разработчики бытовой компьютерных систем и электроники, но нельзя исключать, что их давление было не единственной обстоятельством этого отказа.

Ну а что касается здравого смысла, то тут всё весьма легко: непременно лейблы должны были опомниться.

Хиллари Розен довольна собственной работой в RIAA. Довольны ею и её главы, и союзники, а также ярые соперники преклоняются перед её опытными качествами и тем влиянием, которого эта дама добилась — путём очень нелёгкого труда.

Она возглавила RIAA в весьма тяжёлое для данной организации время. Виновниками этих неприятностей были сами управляющие звукозаписывающих компаний, которых уже ничего, не считая стремительных денег не интересовало.

Согласно точки зрения наблюдателей, обстоятельством того падения количеств выпуска аудиопродукции стал испуг, что лейблы испытали, найдя у себя под боком Napster.

Менеджеры переоценили тот вред, что Napster имел возможность им нанести и нанёс, они приняли его за бомбу, за трубу архангела, за будущий апокалипсис, что в пара месяцев сметёт всю индустрию.

Этим и было вызвано резкое урезание всех смет и планов.

Но взрыва не последовало, а RIAA под управлением капитана Розен, путём продолжительных и упорядоченных упрочнений, игнорируя ненавистническое шипение бессчётных поклонников Napster и средств массовой информации, угрозу Napster, казалось бы, устранила (с KaZaA, действительно, не удаётся до тех пор пока управиться).

Не смотря ни на что, Розен было нужно, по сути, принимать на себя главный удар. На себя лично. И сказать то, что ей предписывали начальники лейблов, наделавшие неточностей, страшных для самого выживания их компаний и пробующих загладить их средствами Public Relations.

«В истории с Napster Хиллари прошла через такое, чего бы я не захотел и злейшему неприятелю, — говорит Зак Горовиц (Zach Horowitz), президент Universal Music Group. — Ей угрожали смертью. Ей слали письма с оскорблениями в связи с её сексуальной ориентацией. Она стала знаком антипотребительской, антитехнологической тирании и политики — эдакий динозавр, стремящийся удержать прошлое.

Это так нечестно».

И это говорит президент одного из участников RIAA, именно «динозавра, цепляющегося за прошлое» в публичном представлении.

Согласно точки зрения Wired, сама Розен лично не испытывает никаких иллюзий по поводу файлообменных совокупностей: она знает, что за ними будущее.

Её может удивлять та неприязнь, которую ей выказали в Оксфорде, но вряд ли она забыла, что конфликты между музыкальной индустрией и интернет-общественностью начались с того, что нескольких студентов повыкидывали из различных учебных заведений за пристрастие к скачиванию музыки.

Но, Наверное, это было для неё и игрой, и делом чести — поддерживать музыкальную отрасль по крайней мере в состоянии «alive and kicking» (жива и ногами сучит) любым методом — судами, скандалами, лоббированием, проповедями…

А индустрия как была в ужасном состоянии, так и остаётся. Попытки получить деньги при помощи открытия подписных сетевых сервисов, где возможно за деньги скачать музыку (Pressplay.com и Musicnet.com), — в глазах менеджеров лейблов провалились, потому, что не принесли стремительного дохода.

Борьба с пиратами и файлообменными сетями — победы в отдельных битвах на фоне полного проигрыша тотальной войны. Значит, нужно поменять всё.

Кризис музыкальной отрасли позван жадностью и недальновидностью боссов наибольших лейблов. Целый удар на себя приняла Розен, а на это нужна нешуточная отвага.

А также, менеджмент и официальных представителей.

Как пишет Wired, Розен сама пробовала внушить начальникам лейблов идея о том, что с новыми разработками бороться безтолку, и что грядут времена Интернета — ещё в то время, когда ничего похожего на текущую обстановку и не было.

Она кроме того как-то раз притащила на одну конференцию Фримана Дайсона, что растолковывал им, что цифровой век неизбежен и от распространения музыки по цифровым каналам лейблы некуда не убегут. Розен поверила, а вот боссы лейблов разозлились, и всё закончилось возмущёнными криками.

И затем Розен пришлось на людях играть роль «твердозадого монстра», как она сама себя именует, тогда как с боссами от звукозаписи ей много раз приходилось вести войну, потому, что те думали, что она не хватает настойчива и исповедует… через чур прогрессивные взоры в отношении цифровой музыки.

Так что, возможно, что с её уходом из RIAA всё изменится лишь к нехорошему. Иначе не всегда же кучке ретроградствующих воротил от музыкальной индустрии решать, что и как нам слушать.

Хиллари Розен замечательно справлялась со своей ролью. То, что ей ищут замену, наверняка свидетельствует, что боссы от звукозаписи решили что-то поменять. Неясно одно: в какую сторону будут направлены эти трансформации.

И последнее. На момент написания данной статьи, адрес Riaa.org не отзывался. Хакеры снова попытались?

Виктор Цой — 55: история песни \


Темы которые будут Вам интересны: