Humour research: в изучении юмора нет ничего смешного

О том, что хохот — лучшее лекарство, а юмор увеличивает жизнь, точно слышали все. Так ли это в действительности? Поисками ответа уже давно занимаются весьма кроме того важные люди, но единого мнения до сих пор нет.

Кроме того словарное определение слова «юмор» думается не достаточно правильным: «добрый хохот, незлобивая насмешка. Отношение к чему-либо, проникнутое таким настроением.

Приём в произведениях искусства и литературы, основанный на изображении чего-либо в комическом, забавном виде. Совокупность художественных произведений, проникнутых таким отношением к действительности».

Эти «добрый» и «незлобивая» вряд ли подходят под описание сегодняшнего остроумия, в котором тёмного юмора, цинизма и аналогичного им делается всё больше. Вот и попытайся узнать, как таковой юморок нужен.

О том, что учёные исследуют действие хохота на человека, многие имели возможность слышать летом 2002 года, в то время, когда в Италии прошла 14-я ежегодная конференция Интернационального общества по изучению юмора (International Society for Humor Studies — ISHS). 15-я, кстати, пройдёт в июле 2003-го в Соединенных Штатах.

Аудиокассеты с записью терапевтического юмора. Нужно полагать, весьма смешно (фото magicalwizard.com).

Тогда исследователи юмора попали в ленты новостей, в первую очередь, по причине того, что озвучили новую пост-террористическую составляющую нынешнего смехотворства. Ему кроме того наименование придумали — «survivor humor» — юмор для выживания.

Так, мы выяснили, что американские дети говорят об устаревших вещах «это легко 10 сентября» («That?s so September 10»), на все лады издеваются над Усамой бен Ладеном («Osama Yo? Mama») и тому подобное.

Сейчас насмешки американцев переместились — шуточки по большей части сыпятся на Джорджа Буша (Yooha! News, к примеру) и, само собой, Саддама Хусейна.

Стоит ли напоминать, что сейчас и у нас по окончании любого ужасного события мгновенно появляются анекдоты. Для примера, так было с захватом заложников в «Норд-Осте», в случае если не забывайте.

Но это так, к слову, дабы отметить изменившийся темперамент юмора и его, так сообщить, заметное почернение. И вот всё это учёные мужи изучают.

Humour research: в изучении юмора нет ничего смешного

Карикатура с сайта cj.5c.com.

Настоящих экспертов, годами исследующих хохот, возможно пересчитать по пальцам, но не считая ISHS, ещё имеется Ассоциация практического и терапевтического юмора (Association for Applied and Therapeutic Humor — AATH). Возможно, имеется ещё подобные.

В Российской Федерации же существование аналогичных организаций представить сложно, что не мешает отечественным учёным являться участниками зарубежных.

Если доверять репортажу США Today, на собственных конференциях те, кто именует себя «humour researcher» надевают клоунские носы и говорят анекдоты, наподобие «Араб, обвязанный взрывчаткой, говорит своим ученикам: „А сейчас — внимание! Показываю один раз!“, делятся опытом и, конечно же, дискутируют. Предмет спора в большинстве случаев таковой:

Клоуны в белых халатах — участники программы терапевтического юмора военного госпиталя Рочестера (Rochester General Hospital).

Одни, будем вычислять их оптимистами, говорят, что юмор — это панацея чуть ли не от всех бед. Он может сделать человека богаче, посильнее и здоровее, например, снять стресс, не допустить заболевание Альцгеймера и повысить иммунитет организма.

Другие, пессимисты-скептики, настаивают, что лекарственные особенности хохота не имеют под собой никаких доказательств. Они же подчёркивают, что изучений юмора из-за отсутствия денег благодаря несерьёзного отношения проводится мало, а их уровень качества оставляет хотеть наилучшего.

Не клоун, а специалист по юмору Энни Глазго (Annie Glasgow) на конференции исследователей хохота в Чикаго. Похоже, на собственных съездах «смехологи» больше радуются в собственное наслаждение, чем занимаются научной работой (фото John Zich).

Причём, о юморе как панацее чаще говорят люди из AATH, а трезвого рационализма большое количество в оценках представителей ISHS. К последней организации в собственности один из самых известных исследователей юмора — Род Мартин (Rod Martin) из университета Западного Онтарио в Канаде (University of Western Ontario).

Он есть редактором издания „HUMOR: International Journal of Humour Research“, автором книги „Humour and Life Stress: Antidote to Adversity“ и более 20 статей по данной теме. Ещё бы — доктор наук Мартин изучает хохот аж с 1979 года: „Люди больше не смеются нужно мной, в то время, когда я говорю им, что исследую юмор“.

Мартин уверен, что нужные особенности хохота — это, скорее, психология, но никак не медицина. Он призывает сотрудников заняться важным отвлечённым изучением юмора и разоблачить, наконец, народную мудрость, что хохот — панацея:

„В изучениях юмора мы будут более сосредоточенными. Нужно уяснить, что терапевтический юмор — это далеко не весь юмор. Людям говорят, что хохот нужен, и они считаюм, что ночные бдения за просмотром комедий сделают их более здоровыми.

Я уверен, что вот это — ни капельки не полезно“.

Доктор наук Род Мартин.

Согласно точки зрения Мартина, у юмора имеются в повседневной судьбе две главные функции: улучшение взаимоотношений между людьми, например, при помощи шутки возможно дать добро конфликт, и — снятие стресса, другими словами, возможность посмеяться над угрожающими вещами.

И в том и другом случае юмор может употребляться здоровым либо нездоровым методом. Помимо этого, подмечает Мартин, юмор и смех для женщин и мужчин означают различные вещи.

Логотип Ассоциации практического и терапевтического юмора (Association for Applied and Therapeutic Humor).

К примеру, среди мужчин имеется тенденция шутить о агрессии и власти, а среди дам юмор чаще употребляется для создания родных взаимоотношений с другими.

Помимо этого, он вычислил четыре главных »стиля юмора, по которым возможно делать выводы о состоянии психики человека:

1. Аффилиативный (Affiliative от «to affiliate» — присоединять, присоединяться — рвение человека быть в обществе вторых людей): самый мягкий стиль, для которого свойственны ироничные шутки, нелепости.

Не сообщить, чтобы обложка International Journal of Humor Research смотрелась хоть какое количество-нибудь радостно. Всё правильно — ничего забавного.

2. Самоутверждающийся (Self-enhancing): не травмирующий никого стиль базируется по большей части на хвастовстве, улучшения чувства и «способ» защиты собственного преимущества.

3. Враждебный (Aggressive): сарказм, дразнящие реплики, осмеяние. Возможно страшен для окружающих.

4. Пагубный (Self-defeating): юморист старается ударить каждой шуткой. Может повредить чувствособственного и чужого преимущества, привести к депрессии.

Потому-то юмор значительно сложнее, чем мы думаем, уверен Мартин. Мы же не будем говорить о различиях в эмоции юмора у представителей различных стран и национальностей — это до сих пор обсуждается в форуме к статье о самых забавных шутках в мире.

В общем, хорошее влияние хохота на здоровье имеется, с этим и врач Мартин соглашается, но пока нет неопровержимых доказательств, влияние это необходимо вычислять косвенным: смеёшься — хорошее настроение — хорошее самочувствие.

Какая-то японская шутка. Может, и неприличная кроме того (фото hc.keio.ac.jp).

То, что юмор, к примеру, снижает давление — наподобие как никто толком доказать неимеетвозможности. Так, шутки в сторону — юмор и смех нуждаются в глобальном изучении. В случае если об этом говорит человек, занимающийся «смехотворной темой» 20 с лишним лет, значит, так оно и имеется.

Но, в прессе то и дело проходят сообщения наподобие: «медики изучили 300 человек, стало известно, что те, кто довольно часто и с радостью радуется и смеётся, редко подвержены инсультам и инфарктам миокарда».

Либо: «Одна 60 секунд смеха приносит человеку столько же пользы, как и 45-минутная физическая нагрузка, поскольку в ходе хохота задействованы 80 групп мышц: движутся плечи, сотрясается грудная клетка, вибрирует диафрагма.

Известная деталь автомобиля под номером 710.

Сердце бьётся чаще, поднимается давление, с учащением дыхания растёт уровень кислорода в крови».

Кстати, не смотря ни на что, но о вреде хохота никто не заявляет. Тревожит, скорее, второе — мало по-настоящему забавного.

То ли клоуны в наше время не те, что раньше, то ли ещё что, но вы осознаёте, о чём обращение, да? Заберём хотя бы телевизор — юмористы везде: программа на букву «А», вездесущие артисты П., Ш., еженедельные фестивали клуба «К», но почему-то как-то не смешно. Весьма интересно, как таковой «юмор» отражается на здоровье?

Fun#35. В то время, когда чувство юмора на одной волне | Пранк юмора | Humor Pranck


Темы которые будут Вам интересны: