Одинокий кошелек

Одинокий кошелек

Мелкий банк для громадных людей.// Марина Градова.Компания. №55123 марта 2009.

Может ли обслуживание VIP-клиентов быть единственным видом деятельности банка? Ответить на данный вопрос призван опыт, поставленный бывшими обладателями Экспобанка, создавшими узкоспециализированную кредитную организацию M2M Private Bank.Впредь до последнего времени имена бенефициаров холдинга «Петропавловск Финанс» Кирилла и Андрея Вдовина Якубовского ассоциировались в первую очередь с их банковским активом — Экспобанком.

В размещённом в феврале рейтинге русских миллиардеров, где Вдовину и Якубовскому приписано по 5,9 млрд рублей, партнеры названы «бывшими обладателями Экспобанка». В прошедшем сезоне он был реализован британской группе Barclays и к настоящему времени переименован в Барклайс банк. Но у его экс-обладателей имеется и другие банковские проекты.

В частности, в 2006 году Вдовин и Якубовский установили контроль над Нацбанком развития (НБР). Новые хозяева не стали интегрировать приобретение в состав банковского холдинга, а оформили его как отдельный проект, специализирующийся только на private banking. Когда-то полноценный банк, НБР начал сворачиваться — закрыл кредитно-отделения и кассовые офисы, сократил операции нафинансовых рынках, ликвидировал филиал в Петербурге.

В один момент проводилась политика «разделения труда» между банковскими активами группы: корпоративный блок НБР был передан в Экспобанк, а состоятельным клиентам-физлицам Экспобанка было предложено перейти на обслуживание в НБР. Позднее поменялась и вывеска: Нацбанк развития поменял наименование на M2M Private Bank и стал первой специальной кредитной организацией с русским капиталом, трудящейся на рынке private banking.Равнение на обладателей

На общемировом фоне M2M думается банком относительно демократичным. В случае если большие западные структуры принимают на VIP-обслуживание лишь клиентов со средствами более чем $50 млн, то M2M согласен трудиться начиная со $100 000. К тому же вопросы, каковые приходится VIP-банку решать в Российской Федерации, значительно шире. «У них клиенты private banking — это люди за 50, каковые в 80% случаев взяли собственные капиталы в наследство, а в этом банке обслуживались еще их папа, прадеды и деды.

У нас в большинстве собственном клиенты достаточно молоды, деньги они получили сами, и в русском выполнении private banking — это хорошее банковское обслуживание плюс wealth management, открытие квитанций за рубежом, страхование», — говорит главаM2M Private Bank Владимир Зражевский. 

На сегодня под управлением банка находится порядка $450 млн. Более 75% клиентской базы — срочные депозиты физических лиц. Какую долюбанк занимает на рынке, совершенно верно сообщить нереально, потому, что специалисты оценивают количество русского рынка private banking в Российской Федерации в диапазоне от $20 млрд до $200 млрд. Но, по-видимому, денежная устойчивость банка обеспечивается в первую очередь благодаря средствам акционеров. «Самые главные и самые требовательные отечественные клиенты — отечественные обладатели», — заявляет Зражевский.

Всего же, он утвержает, что в банке обслуживается порядка 800 клиентов, включая всех акционеров. Больше десятка клиентов числятся в перечнях Forbes и других рейтингах, с гордостью отмечает председатель банка.

Но для акционеров держать деньги в собственном банке в полной мере конечно. А вот для привлечения внешних клиентовбанк, подобный М2М, еще обязан доказать собственную жизнеспособность.

Не смотря на то, что формально продажа Экспобанка никак не оказала влияние на М2М, практически его положение изменилось. До сделки с британцами М2М если не де-юре, то де-факто пребывал в составе большой банковской группы, которая была способна оказывать клиентам целый спектр денежных одолжений. Действительно, представители продавца практически признают, что интеграции между универсальным и VIP-банком грубо говоря не было. «Экспобанк — это был формат, что продавался, был увлекателен клиенту.

Это ритейлер, снабженный хорошей сетью, IT-ответами, ответами риск-менеджмента, другими словами упакованная коробка, готовая к продаже. Одновременно с этим существовал непрофильный бизнес, прежде всего по обслуживанию VIP-клиентов, что не вписывался в эту коробку, не был рекомендован для ритейлера с четким регламентом», — разъясняет Зражевский.

Однако для русского — и не только — рабочий практики стандартным считается существование подразделения private banking в универсального банка. Бизнес-модель, предусматривающая выделение этого бизнеса в независимый банк, не имеющий возможности опереться на более широкую структуру, вызывает у многих экспертов громадные сомнения.Цена одиночества

Не все состоятельные люди склонны доверять собственные накопления банку аналогичной специализации, средних размеров, не являющемуся частью большой денежной группы и не располагающему раскрученным брендом. «Я и до кризиса не стал бы доверять накопления банку с упомянутыми чертями. Для действенного управления финансовыми средствами нужно иметь надежное «плечо», которое имеется, в большинстве случаев, у больших организаций», — подчеркивает управляющий партнер девелоперской и консалтинговой компании Panorama Estate Омар Гаджиев.

Качественные и успешные организации, занимающиеся private banking, по его убеждению, передаются «из уст в уста», и выбор управляющей компании основывается обычно на советах привычных. на данный момент же, в эру кризиса доверия, хочется иметь полный контроль над собственными средствами. Поручать их «абы кому» было бы достаточно неосмотрительно.

Помимо этого, предприниматели больше доверяют банкам, обслуживающим их бизнес, и не всегда это их личные структуры. «В случае если деньги компании идут через какой-то банк, то ее обладатель будет в том месте держать и индивидуальные средства. Помимо этого, доверием пользуютсяи зарубежные банки», — вычисляет аналитик ИК «Ак барс Финанс» Полина Лазич.

Учитывая динамику бегства капитала за предел, возможно заявить, что за последние полгода многие большие суммы ушли из страны (согласно данным ЦБ, в целом в 2008 году — $129,9 млрд), соглашается Дмитрий Парфенов, начальник аналитического департамента ИК «Проспект». Обстоятельство — ограничения гарантирования вкладов (700 000 руб.), риски девальвации, политической нестабильности. Причем деньги выводят во всех направлениях с диверсификацией по рискам и по видам вложений (доллары США, евро, азиатские валюты, золото, другие активы).

«В случае если речь заходит как раз о создании банка, а не о выделении направления, специализирующегося на private banking, то мы думаем, что такое время в Российской Федерации еще не пришло, — заявляет помощник главы департамента по работе с VIP-клиентами банка «Петрокоммерц» Илья Федукин. — Главная часть работы западных частных банков сконцентрирована на обслуживании домашних капиталов, передаваемых по наследству. Это разрешает им не прилагать больших упрочнений к формированию собственных одолжений и трудиться в рамках так называемой открытой архитектуры, приобретая за управление активами комиссионное вознаграждение.

В Российской Федерации обстановка кардинально вторая потому, что главная часть VIP-клиентов есть обладателями капиталов в первом поколении. Банки, трудящиеся на рынке private banking, пока только выстраивают долговременные отношения с клиентами и не смогут отказаться от развития собственного спектра услуг, апробация которых время от времени происходит в розничном сегменте бизнеса».

«Создание банка, занимающегося только private banking, сейчас вряд ли оправданно, — соглашается глава департамента управления частного капитала Промсвязьбанка Петр Терехин. — Лишь при замечательном банке, готовом оказать помощь на любом этапе денежного обслуживания VIP-клиента и обеспечить замкнутый цикл реализации любого продукта/услуги, вероятна действенная реализация private banking».Не «Макдоналдс»

Существуют определенные неприятности с прибыльностью специальных банков. Как думает Илья Федукин, private banking в отличие от «розницы» — низкомаржинальный бизнес. Это обусловлено логикой рынка, в то время, когда за количество предоставленных банку денег клиент приобретает ценовые и другие преференции. Так, средства, завлекаемые от VIP-клиентов, дороже средств, привлеченных от розничных клиентов, а кредиты, выданные VIP-клиентам, дешевле кредитов, предоставленных «рознице».

То же происходит и с комиссионным вознаграждением.Дабы прибыльно трудиться, банк обязан для довольно маленького сегмента VIP-клиентов обеспечить возможность получения максимального списка одолжений на условиях, увлекательных для обеих сторон. Для этого все самые простые операции должны быть четко стандартизованы, автоматизированы и занимать минимум времени, чего время от времени бывает сложно добиться без их обкатки на «рознице».

Тогда как более непростые задачи требуют «ручной» соответствующей квалификации и работы экспертов. К этому нужно добавить, что VIP-подразделения больших денежных групп имеют возможность опереться на раскрученный бренд собственных материнских структур. У М2М таковой возможности нет. Управление банка не видит в этом неприятности. «Мы выглядим как департамент большого банка, но принятие ответов у нас происходит несложнее и стремительнее.

Ясно, что у нас нет до тех пор пока совершенной модели, мы трудимся в формате отдельного проекта чуть больше года. Имеется маленький минус в том, что мы не можем сообщить: «Мы — часть великой империи», но нам это не мешает», — говорит Зражевский. Так как, согласно точки зрения председателя банка, кроме того в раскрученном бренде имеются собственные недочёты. «Большие банки с громким именем возможно сравнить с роскошным «Макдоналдсом», — иронизирует он.

VIP-Кризис

Обкатывать рискованные бизнес-модели прекрасно в спокойное время. В условиях рецессии банк, специализирующийся на одном виде бизнеса, рискует поделить судьбу этого сегмента. В это же время богатые люди особенно остро почувствовали дыхание дефолта. Действительно, потому, что кризис обострился лишь в четвёртом квартале прошлого года, на годовой статистике он не сказался, и банки, занимающиеся VIP-обслуживанием, рапортуютоб удачах.

В Росбанке неспециализированное число клиентов на начало 2009 года превысило 1800 человек, в банке «Петрокоммерц» сейчас оно возрастало в среднем на 30% каждый год, и кризис не оказал важного влияния на средний количественный прирост. Об повышении числа состоятельных клиентов заявили кроме этого в Промсвязьбанке и Райффайзенбанке.

Однако, по экспертным оценкам, к концу 2008 года число русских миллионеров имело возможность уменьшиться на 20 — 40%. В рублевом выражении на фоне роста валютных активов рынок сократился на 10 — 15%.«Кризисные явления привели к существенному перераспределению клиентов в пользу больших операторов рынка private banking, показавших стабильность в условиях высокой неопределенности денежных рынков», — отмечает Илья Федукин из «Петрокоммерца». И не смотря на то, что многие большие банки почувствовали приток клиентов, средний количество средств, передаваемых клиентами в управление, уменьшился.

Владимир Зражевский говорит, что в банке фактически не наблюдался оттекание клиентов. «Несомненно, кто-то ушел, но кто-то и пришел. Категория людей, каковые снимали деньги, — те, для кого это «единственный миллион», они волновались больше всех», — говорит он.

В случае если клиенты не разорятся, то опасности для банка нет, но, как думает Сергей Карыхалин из УК «Капиталъ», главный риск — сложность с наращиванием клиентской базы в будущем. Наряду с этим разнонаправленность бизнеса в этих условиях кроме этого не панацея. «С диверсификацией такие банки опоздали. К примеру, собрать корпоративных клиентов сейчас непросто», — вычисляет Полина Лазич.

Так как при происхождения неприятностей в собственном банке обслуживание организации будет переведено, вероятнее, в один из госбанков. Так, даже в том случае, если узкоспециализированный Private Bank в полной мере комфортно чувствует себя в нынешней нише, его предстоящее развитие может привести к большим вопросам.

Лес опять радует! Никита Бесогон, кошелёк и удельная монета имперских пятаков.


Темы которые будут Вам интересны: