Сложная работа в сложных условиях

Сложная работа в сложных условиях

Сегодняшняя стратегия русских банков содержится в том, дабы как-нибудь пережить ближайшие полгода, а после этого возвратиться к тем схемам бизнеса, каковые давали превосходные результаты в 2006?м. // Марина Тальская, Максим Рубченко. «Специалист» №2(591) 14 января 2008

Сегодняшняя стратегия русских банков содержится в том, дабы как-нибудь пережить ближайшие полгода, а после этого возвратиться к тем схемам бизнеса, каковые давали превосходные результаты в 2006?м. Но эта стратегия может не сработать.

В целом 2007 год был для отечественной финансовой системы в полной мере успешным, но отнюдь не несложным. Сперва неприятные сюрпризы преподнес фондовый рынок: неожиданные провалы в марте и в мае съели большую часть прибыли от активных операций. В случае если в первом полугодии 2006 года индекс РТС вырос на 32,5%, то с января по июнь 2007?го — всего на 5,5%.

В результате доход от операций с ценными бумагами, к примеру, Сберегательного банка в первом полугодии составил в 3,1 млрд рублей — на целый миллиард меньше, чем за подобный период 2006 года. Доходы от торговли ценными бумагами Газпромбанка в первом полугодии 2007 года достигли147 миллионов долларов (годом ранее — 388 миллионов долларов). В целом же за первое полугодие количество убыточных русских банков выросло с 18 до 22.

Августовский кризис ликвидности на мировых рынках (см. «1997 год напротив») еще больше осложнил обстановку: в случае если в первом и втором кварталах 2007 года активы отечественного финсектора росли на 10–11%, то в третьем темпы прироста упали фактически в два раза — до 5,9%. Итоговый показатель по трем кварталам составил 28,9%, и, не смотря на то, что данных по четвертому кварталу до тех пор пока нет, уже на данный момент разумеется, что для того чтобы роста, как в 2006 году, — 44% — мы не заметим.

Кроме того, лишь за ноябрь и октябрь прошлого года перечень убыточных русских денежных университетов пополнили 13 банков. А за девять месяцев 2007 года, по сообщению ЦБ, совокупная прибыль отечественных кредитных организаций снизилась в безотносительном выражении на 7,6% — для того чтобы ухода в минус финансовая система не знала с 1998 года.

Поразительно, но на фоне замедляющегося роста активов кредитные сумки банков возрастали беспрецедентными темпами: за три квартала прошлого года их прирост составил 39,4% — кроме того больше, чем за беспроблемный 2006?й (35%). Напомним, что еще с позапрошлого года банки, напуганные постоянными рассуждениями аналитиков об страшном уровне невозвратов потребительских кредитов, начали проявлять разумную умеренность при кредитовании физлиц: уже в 2006 году прирост этого вида ссуд составил «всего» 75% против 91% в 2005?м и 104% в 2004 году. А в 2007?м скорость увеличения кредитования «физиков» и «юриков» фактически сравнялись, составив за январь–июль 43,2 и 39,2% соответственно.

Но к финишу года из-за кризиса ликвидности кредитование как юридических, так и физических лиц стало заметно менее активным. Многие банки значительно повысили требования к получателям кредитов, в первую очередь ипотечных, впредь до временного запрета на выдачу ссуд. За последние месяцы прошлого года ставки по ипотечным кредитам выросли в среднем на 1–1,5%.

Не лучше обстановка и с корпоративным кредитованием. Банкиры отмечают, что к финишу 2007 года многие отечественные банки были не в состоянии удовлетворить спрос на кредиты со стороны русских компаний. Похоже, что значительную лепту в данный кредитный кризис внесли большие корпорации, прежде приобретавшие ресурсы от западных денежных университетов, а сейчас снова предъявившие спрос на кредитные услуги отечественной финансовой системы.

Банкиров появление таких клиентов не очень сильно радует. Во-первых, вследствие того что заемщикам с высокими рейтингами «надеются» более низкие ставки по кредитам. Во-вторых, вследствие того что удовлетворить запросы крупняка отечественные банки, за маленьким исключением, не в состоянии: прирост пассивной базы в 2007 году также замедлился — до 28,9% против 40% в прошлом году.

Список стратегий

Сейчас разумеется, что основной заботой русских банков в наступившем году станет поиск ресурсов. И стратегии по решению проблемы пассивов для различных категорий денежных университетов уже фактически сформировались.

Первая — предстоящее привлечение средств из-за предела. На нее ориентируются наибольшие банки, чьи представители отмечают, что не смотря на то, что на открытых денежных рынках завлекать деньги на данный момент фактически нереально, но в рамках двусторонних либо клубных кредитов приобретать ресурсы в полной мере возможно. Само собой разумеется, не в таких количествах, как годом ранее и по более высоким ставкам, но тем не меньше для большого банка с хорошей репутацией условия оказываются в полной мере приемлемыми.

Отметим, кстати, что, по данным Банка России, громаднейшие количества зарубежных обязательств отечественного финсектора приходятся кроме Англии на Люксембург, Германию, Венгрию, Австрию, Нидерланды. И в случае если британские банки достаточно стали жертвами ипотечного кризиса, то денежные структуры других государств из этого перечня, в особенности квазиофшоров — Люксембурга, Венгрии, Австрии, возможно, так же, как и прежде будут с радостью кредитовать компании и российские банки.

Но большинство отечественных кредитных организаций предпочли в тяжёлый период переориентироваться на внутренние ресурсы, к чему, кстати, их в далеком прошлом призывал Национальный банк. В качестве первого источника фондирования банкиры разглядывают сам ЦБ. Отметим, что еще в 2006 году Министерство финансов, МЭРТ и Национальный банк начали обсуждать трансформации в денежной политике, которые связаны с будущими трансформациями в финансовых потоках страны.

Действительно, Министерство финансов наряду с этим исходил из собственных вечных пророчеств о неизбежном понижении цен на углеводороды, а МЭРТ больше упирал на стремительный рост количеств импорта, но вывод был один: сальдо торгового баланса России в ближайшие год-два станет отрицательным. Это, ясно, потребует дополнительных вливаний денег в отечественную экономику, и в первую очередь в финсектор. Прямым следствием таких прогнозов стал множество ответов по расширению рефинансирования финансовой системы, принятых управлением Банка России.

Благодаря этим ответам (по расширению перечня ценных бумаг, принимаемых в сделках РЕПО, по временному понижению отчисленный в фонды необходимого резервирования) отечественная финансовая система пережила летне-осенний кризис ликвидности, а банки действительно начали разглядывать Национальный банк как источник ресурсов. Это обосновывает и тот факт, что средства ЦБ в пассивах банков на начало декабря по сравнению с январем удвоились — с 13,8 млрд до 29,5 млрд рублей.

В полной мере логичным — с прицелом на получение кредитов от Центрального банка — выглядит в таком контексте и восстановление интереса банкиров к национальным полезным бумагам. В начале 2007 года часть этих вложений составляла 40% от всех инвестиций в акции (на начало 2006 года — 47,5%), к августу на госбумаги приходилось всего 33,5%, но уже к ноябрю удельный вес этих вложений вырос практически до 36%. И по всем прогнозам, к январю 2008 года количество вложений банков в госбумаги будет никак не меньше показателя начала прошлого года.

Чуть столкнувшись с недочётом средств, многие банки двинулись по самому очевидному пути — начали кампанию по привлечению средств на депозиты. Так, в финише прошлого года в столичном метро деятельно рекламировались депозитные вклады «Русского стандарта», с декабря депозитную линейку из пяти продуктов начал предлагать клиентам второй фаворит потребительского кредитования — «Хоум кредит энд финанс банк» (ХКФБ). «Мы скорректировали правила управления ликвидностью, — согласится управляющий директор инвестиционного банка “КИТ Финанс” Анастасия Фролова. — В случае если сказать о пассивах, то мы делаем ставку на повышение доли средств клиентов — физических лиц. Для этого мы значительно расширили линейку срочных депозитов».

Основная, но не сильный надежда

Но вряд ли возможно действительно разглядывать депозиты физических лиц как адекватную замену средствам, ранее поступавшим с зарубежных рынков. Во-первых, эти ресурсы выясняются очень дорогими — соперничая за деньги вкладчиков, банки вынуждены поднимать ставки по депозитам, жертвуя прибыльностью. Во-вторых, более половины депозитов физических лиц по традиции достается Сбербанку, а коммерческим банкам приходится ограничиваться очень скромными количествами.

В-третьих, как показывает ведущий специалист Центра краткосрочного прогнозирования и макроэкономического анализа (ЦМАКП) Олег Солнцев, скорость увеличения отечественных внутренних сбережений уже много лет отстают от темпов потребления и роста инвестиций. Так, в первом полугодии 2007 года по сравнению с подобным периодом 2006?го темп роста потребительских затрат населения на пять процентов превышал темп роста располагаемых доходов.

И вряд ли эту тенденцию удастся скоро переломить, учитывая, что условий для создания склонности к накоплению у россиян фактически не было — в период существования СССР царил недостаток нужнейших товаров, после этого началась гиперинфляция, которая стимулирует не сбережение, а потребление. В последние годы благодаря росту доходов населения обстановка помой-му начала выправляться: прирост депозитов физлиц в банках за девять месяцев прошлого года составил 22% против 21,6% годом ранее, а в целом за 2007 год Агентство по страхованию вкладов (АСВ) ожидало прироста депозитов на 35–37%. Но выросшая инфляция, превысившая ставки по депозитам для «физиков», может помешать этим прогнозам сбыться.

В таковой ситуации очень успешной представляется инициатива некоторых банков по предложению вкладчикам индексируемых депозитов, доходность по которым привязана к динамике цен на нефть, золото, к курсу американского доллара или других валют. С учетом фактически единодушные прогнозы аналитиков о том, что цены на сырье в наступившем году увеличатся, а американский доллар — слабеть, подобные продукты могут быть значительно привлекательнее для россиян, чем очевидные депозиты кроме того со относительно высокими ставками.

«Банки стали внимательнее трудиться с клиентами и отслеживать их финансовые потоки. Менеджеры борются за каждого клиента, предлагают новые удачные условия тем, кто очевидно свободные средства планирует переправлять в второй банк. Дают громадную ставку, устраивают акции, вручают подарки.

Изменилось отношение банков к срочности пассивов — последние пара лет многие банки делали упор на привлечение как раз срочных средств. Конечно, платили за них дороже, чем за простые остатки на расчетных квитанциях, но это разрешало им с минимальными рисками за счет срочных денег осуществлять кредитование. на данный момент такие возможности фактически недоступны.

Исходя из этого банки трудятся с остатками на квитанциях до востребования и маленькими размещениями — в главном на 14 дней и на месяц. В каком-то смысле возможно сказать о шаге назад. Это непростая работа в непростых условиях, каковые сформировались в последние четыре месяца», — говорит глава денежно-аналитического департамента СБ-банкаАлексей Колтышев.

Второй ответственный источник пассивов, депозиты организаций, с формальной точки зрения, также не иссяк: прирост за три квартала составил 29,3% (за теже месяцы 2006 года — 39,8%). Но данный источник средств очень нестабилен. Так, всего лишь за месяц, с 1 сентября по 1 октября, депозитная база организаций сократилась в полном выражении на 13,4%.

Но кроме того в то время, когда средства стали понемногу возвращаться, стало известно, что это уже совсем другие деньги — маленькие. «на данный момент нет возможности собрать хороших срочных пассивов, отыскать полугодовые-годовые деньги фактически невозможно», — пожаловался «Специалисту» один из финансистов. За возможность привлечь довольно долгие пассивы банкирам приходится дорого платить. По сравнению с началом года ставки по депозитам нефинансового сектора выросли практически в два раза: на срок до одного года — с 2,8 до 5,1%, более чем одного года — с 4,8 до 7,8%.

Фактически говоря, основная стратегия российского банковского сообщества содержится в том, дабы как-нибудь пережить ближайшие полгода, а после этого возвратиться к тем схемам бизнеса, каковые давали хорошие результаты в 2006 году. То имеется занимать на Западе деньги — пускай не под 4, а под 6% — и кредитовать ими россиян под 15–16% (с учетом возросшей инфляции).

Но далеко не все аналитики разделяют подобный оптимизм, потому, что начинают вырисовываться неприятности и со второй частью данной формулы — кредитованием. Похоже, что бум потребительского кредитования прошел. В частности, по оценкам специалистов группы компаний «Лаурел», темпы выдачи ипотечных кредитов в Москве в 2007 году по сравнению с прошлым годом сократились приблизительно в семь раз — со 147 до 20%.

Главная причина этого — через чур ожидание снижения и дорогая недвижимость цен на жилье. В вторых больших городах наблюдаются подобные тенденции.

Достаточно пессимистично оцениваются и возможности автокредитования в больших городах: из-за нескончаемых пробок интерес к приобретениям машин понижается. Что же касается потребительского нецелевого кредитования, то тут рост будут ограничивать сами банки — из-за подорожавших ресурсов придется больше внимания уделять оценке рисков, поскольку принцип «маржа окупает невозвраты» впредь трудиться не будет.

Необычное сельское хозяйство|Комбайны |сложные условия итрактор|ATW


Темы которые будут Вам интересны: