Цб явно не способен решить задачу стабильности рубля в рамках существующего подхода

Цб явно не способен решить задачу стабильности рубля в рамках существующего подхода

FinNews.ru перепечатывает статью, размещённую на сайте politobzor.net.

Сергей Владимирович Липатов – член правления РСПП, кандидат экономических наук, профессор права– говорит об аномальной демонетизации русском экономики и предлагает пошаговый метод суверенизации денежной изменения и системы монетарной политики ЦБ РФ в целях развития и экономического роста.

В последние дни рубль стал скоро ослабевать если сравнивать с главными мировыми валютами. У русского бизнеса усилились неприятности с кредитными и инвестиционными ресурсами. Бюджетный недостаток снова делается действительностью.

Рубль и денежную совокупность страны залихорадило. Внешние санкции стали особенным опробованием.

Рубль – это и исторический, и крайне важный знак России. Что с ним происходит и из-за чего? Как национальная валюта связана с социально-развитием страны и экономическим ростом?

Откуда забрать такие нужные для развития, импортозамещёния, ответа на вызовы внешних усиления и санкций суверенитета России финансы?

Вопрос об источнике денег актуален для всей экономики страны, ее текущих и перспективных возможностей развития. Сверхактуален он для русского бизнеса, потому, что двигатель торговли (лучше сообщить – экономики) не только реклама, но прежде всего материальные и денежные ресурсы. Это труд, деньги и энергия как инвестиции в оборотный капитал и основные фонды.

Возможно, очевидно, сказать о достижениях виртуальной экономики игр в спекуляцию и бумаги, но разговор, в первую очередь, обязан идти о здоровой и важной экономической модели.

Кроме того что престижность труда в Российской Федерации всегда падает, а его недооцененность дестимулирует производительность труда. Складывается замкнутый круг: низкий спрос, стагнация производства, отсутствие средств и доходов для развития. Наряду с этим все больше ощущаются последствия деформации денежной совокупности страны в целом.

Говоря об данной проблеме, не следует поддаваться достаточно безлюдной риторике в метеорологическом стиле об инвестиционном климате. Она лишь уводит в сторону от настоящей неприятности с инвестиционным недостатком и от дорог её решения. Увидим кроме этого, что под инвестициями нами понимается не спекулятивный капитал, крутящийся на рынках бумаг, а тот, что вкладывается в главные фонды и ведет к настоящему формированию. Как мы знаем, развития без инвестиций не бывает.

Правильнее, оно возможно кажущимся, к примеру, на доходах от экспорта нефти и газа, но это фиктивное развитие. Оно больше касается потребления через рентный доход, но это вещь весьма неустойчивая, слабосуверенная и неимеетвозможности действительно рассматриваться как стратегия предстоящего развития России. Российская Федерация мало воздействует на мировые стоимости источников энергии.

В здоровой экономике имеется твёрдая повсеместная сообщение прироста и инвестиций ВВП. Вот свежие цифры (согласно данным МВФ) по формуле: страна – суммарные инвестиции в процентах к ВВП/и сам прирост ВВП также в процентах. Китай – 46/8,9. Индия – 35/7,2.

Иран (до санкций) – 33/4,5. Индонезия – 36/6,3. Саудовская Аравия – 29/6,8. Мексика – 24/4,1. Аргентина – 23/5,7. Что Российская Федерация? Российская Федерация (до текущего спада) – 19/3,9.

Вывод несложен: не вкладывая в главные фонды – устойчивого либо, возможно так сообщить, капитализированного развития не возьмёшь. Столь небольшой уровень инвестирования в Российской Федерации бесследно не проходит. Сейчас практически уже отмечается спад ВВП (получено по регрессионной модели, основанной на данных, каковые менее всего искажаются статистикой, в частности – грузоперевозках). Источники инвестиций известны. Это либо личные средства, либо заёмные.

Для того банки и существуют, кредитная совокупность изобретена, дабы средства, нужные для вложения в приращения и основные фонды на данной базе добавленной цене, были в нужном количестве и создавали через необходимость возврата займов замечательный мотиватор работы и эффективности вложений. От кредитного национального портфеля, всей кредитной совокупности, начинающейся с рефинансирования Центробанком, зависит развитие страны. Но, как везде, тут имеется нюансы.

Здесь-то и начинаются главные российские неприятности инвестиционной политики.

В законах о центральных банках сопоставимых государств для них ставятся три класса целей (и соответственно задач), в частности – стабильность национальной валюты, ликвидность финансовой системы и содействие развитию экономики страны, из которых две последние напрямую связаны с темой кредитования, развития и инвестирования. И, пожалуй, самая масштабной есть третья задача.

Но в законе о русском Центробанке 2002 года (со всеми поправками) расставлены пара другие выговоры. В частности: обеспечение и защита устойчивости рубля, укрепление и развитие финансовой системы РФ, развитие и обеспечение стабильности национальной платежной системы, развитие денежного рынка РФ, обеспечение стабильности денежного рынка РФ. О развитии страны – ни слова.

Исходя из этого без трансформации закона Национальный банк не поменяет собственную политику. Наряду с этим в полной мере разумеется, что и стабильность валюты в стране, у которой нет возможности трудиться и заниматься материальным производством, а не только рентным доходом и спекуляцией (на капитал, на природные ресурсы), обеспечить тяжело. Наилучший (для нас нехороший) пример – рубль. Лишь за один последний год при факте затрат ЦБ РФ более 60 миллиардов долларов на поддержку курса рубля его стабильность хуже 33%.

И рубль не поддержали, и золотовалютные запасы потранжирили. Вопрос: где стабильность рубля и где 60 миллиардов долларов? Возможно, положены в развитие?

Нет, попросту сгорели. ЦБ очевидно не может решить задачу стабильности рубля в рамках существующего подхода.

Как обстоят дела с кредитным и инвестиционным ресурсом в Российской Федерации? Начнём с исходного суверенного финансового ресурса – финансовой массы в стране. Ясно, что все главные производные экономические возможности связаны как раз с ним. Количество национальной финансовой массы, участвующей в экономическом обороте в стране, оптимальнеехарактеризуется агрегатом М2/ВВП. Сопоставим эти. Итак: страна – ее М2/ВВП в % согласно данным Мирового банка. Япония – 240.

Швейцария – 180. Китай – 186. Германия – 170. Франция – 160. Что Российская Федерация? Российская Федерация – 45.

Иными словами, в устойчивых и развивающихся государствах количество оборачиваемых денег больше ВВП в ценовом выражении, а в Российской Федерации в разы меньше. В случае если незавидные российские проценты перевести в безотносительные цифры, то для России они просто фантастичны. Сжав суверенную финансовую массу, Российская Федерация в пересчете на год не ввела (либо вывела, в случае если кому-то так будет понятнее) из экономического оборота около 2,6 трлн долларов!

Несложная оценка при самом не сильный предположении о доходности на обороте в 5% говорит, что страна имела возможность бы иметь лишь за счет этого фактора 130 миллиардов долларов каждый год. Кроме того в случае если сказать о мягкой ремонетизации в течение, к примеру, шести лет, то и тогда годовая цифра в дополнительные 22 миллиардов долларов выглядит для целей инвестиций в стране более чем внушительно.

Заниженная финансовая масса в стране не работает и не пополняет банковскую докапитализацию, не наращивает кредитный, а также инвестиционный, портфель. Простейшее мысль о том, что ВВП всё равняется производится, показывает, что русский экономика где-то и как-то обязана компенсировать скаредность собственного Центрального банка. Тут лишь одна возможность – кредитоваться за границей и избыточно наращивать несуверенный внешнеторговый оборот.

Так оно и происходит. Российский корпоративный, внешний по отношению к стране, долг достиг 730 млрд. долларов. Со времен кризиса 2008–2009 годов, что ничему не научил и ничего за это время не поменял, долг увеличился на 230 млрд. долларов.

То, что для экономической деятельности не даёт личный рубль, компенсируется зарубежной валютой. Но эта схема имеет одну значительную подробность. Дело мы тут имеем с валютным оборотом, другими словами оффшорным, зарубежным, с большим трудом налогооблагаемым и капитализируемым за границей.

Или ЦБ обменивает эту валюту на рубль, создавая так называемый currency board, другими словами, заменяя суверенную эмиссионную процедуру снова же несуверенной. Так и думается, как вся эта схема синхронно настроена и усиливает воздействие пришедших в судьбу страны внешних санкций, основанных на уязвимости русском экономики.

Российский бизнес, попавший в кредитную зависимость от зарубежных банков, находящихся под политическим патронажем Запада, не имеет сейчас в том месте возможности перекредитоваться, взять валютный доход для возврата и обслуживания кредита. Не окажет помощь тут и ЦБ РФ ввиду ограниченности золото-валючных резервов. Круг замкнулся. Каков будет финал? Расплата залогом, другими словами настоящими русскими активами, или дефолт. О развитии тут вспоминать не приходится.

Из-за чего всё это и таким как раз образом делает Национальный банк?

Нет сомнений, что это продуманная до подробностей политика. Отыщем в памяти их. Неспешно была отменена необходимая продажа валюты стране. После этого отменён контроль валютной позиции банков. Фактически никаких регуляций на перемещение капитала не осталось. Регулирование валютного обменного курса рубля сориентировалось только на две цели. Во-первых, на поддержку сырьевого экспорта.

И, во-вторых, на всё громадную потерю страной возможности руководить курсом рубля. Сейчас, не обращая внимания на абсурдность для того чтобы решения в условиях санкций, обещан вольный плавающий курс рубля, что неминуемо приведёт к тому, что рубль окажется беспомощным перед лицом угроз атак валютных спекулянтов. Ясно, что ЦБ опасается истратить золото-валючные резервы.

Но для чего он тратил их в больших количествах на вызывающие большие сомнения цели до сих пор? Для чего настроил всю совокупность на малосуверенный лад?

Совершенно верно зная, что ФРС США деятельно использует во всемирной экономике собственный ничем не ограниченный эмиссионный долларовый ресурс для аналогичных операций, направляться принимать намерение Центрального банка перейти к плавающему курсу рубля как ещё один удар по денежному суверенитету России. Валютный курс и без того более десяти лет последовательно ослаблялся, что вместе с сырьевой экспортной ориентацией делало национальную экономику все более несуверенной.

Цена кредита в России со сроками возврата от 30 дней до более чем 1 года образовывает от 9% годовых до 12%. Ставки же для нефинансовых организаций настоящего сектора в ЕС со сроками до трех месяцев и суммой кредита более чем 1 миллионов евро составляют 1,7%. Ставка кредита на срок более 10 лет 2,5%. Как говорится – почувствуйте отличие.

Но и объясните это!

Отличие громадна и в доходности кредитных организаций в Российской Федерации и в ЕС. В законе о ЦБ РФ имеется необычные положения. К примеру, то, что Банк России осуществляет собственные затраты за счет собственных доходов. Банк России, выходит, не отличается от коммерческого банка?

Может, потому и ставка рефинансирования настроена на получение большого дохода фактически банка, а не на цели в масштабах страны, установленные законом?

То, что в Российской Федерации ставка сделана на сектор денежных одолжений, а не на настоящее развитие, не требует особенных доказательств. Но для чего это делается? Совместить такую стратегию с национальной безопасностью и национальными интересами России не представляется вероятным. Введение Западом санкций против России, необходимость импортозамещёния показывают это самым убедительным образом.

Наряду с этим появляется вопрос: откуда забрать денежные ресурсы на импортозамещёние? Снова убедительного ответа не имеется. Все узнаваемые существующие источники очевидно недостаточны для ответа столь масштабной задачи.

Отыщем в памяти и другие особенности политики Центробанка России, в частности то, что он держит ставку рефинансирования на уровне больше индекса инфляции. Отметим, что индекс инфляции отражает динамику цен на потребительском рынке. Возможно, Национальный банк снабжает операции на рынке потребительских товаров? Само собой разумеется, нет. Действительно, имеется одна фантастическая версия, как-то увязывающая эту нелепую обстановку хоть в какую-то логику.

До сих пор Центробанк страны прибыль (легко фантастика, как какой-нибудь коммерческий банк), приобретаемую от кредитных операций (в теории именуется сеньораж), распределяет не в бюджет страны, а в большой доле в собственное распоряжение.

В действительности ЦБ есть первой ступенью в кредитной банковской совокупности национальной экономики. Ни один коммерческий банк с учётом собственной необходимости и маржи прибыли не будет снижать цена кредитных денег ниже той, по которой взял их от Центрального банка. Банковская кредитная ставка возможно лишь выше.

Исходя из этого ответ на вопрос, из-за чего кредитные ресурсы в Российской Федерации такие дорогие и недоступные настоящему сектору с его мизерными рентабельностями, в лучшем случае дешёвы все тому же экспортно-сырьевому сектору, в полной мере ясный: такова необычная политика Центрального банка.

Снова мы видим, что и с полномочием, и с настоящей практикой ЦБ – непорядок. ЦБ оторван от общегосударственных задач развития и практически вносит вклад в стагнацию развития и десуверенизацию национальной экономики. Отметим, что один килограмм нефти стоит центы, а один килограмм микрочипов либо десятки тысяч и современного самолёта тысячи долларов. Из-за таковой финансово-кредитной политики ЦБ РФ русский экономика приговорена к стагнации, архаизации и понижению национальной эффективности.

Губятся и не развиваются отрасли, дающие самую большую норму добавленной цене.

Необходимо видеть, что такая политика ставки рефинансирования есть на фоне опыта государств попросту аномалией. Вот эти. Страна – ставка рефинансирования/ индекс инфляции, все в %. США – 0,25/1,8. Китай – 6/3. Индия – 8/10,2.

Еврозона – 0,05/1,5. Канада –1/1,9. Швейцария – 0,25/1. Англия – 0,5/2,4. Израиль – 0,25/2,0. Япония – 0,1/3,6.

Норвегия –1,5/1,5.

Как видно, ставка и инфляция рефинансирования в практике центробанков государств не привязаны друг к другу. Ставка в десятки и разы раз ниже индекса инфляции. И это совсем верно, потому, что ЦБ любой страны вводит ликвидность во все денежные контуры страны, не только в потребительский платежеспособный спрос, но и в кредитно-инвестиционный контур.

Как раз в кредитно-инвестиционном контуре происходит генерация услуг и новых товаров, и как раз их рост снижает инфляцию. ЦБ России делает все напротив. Много лет он устанавливает ставку рефинансирования по схеме инфляция+.

Объявляя твёрдую финансово-кредитную политику якобы в целях борьбы с инфляцией, он практически ее усиливает. Что это? Непрофессиональность либо безответственность?

Бессчётные расчеты специалистов конкретно обосновывают, что русский инфляция не носит монетарного характера. Последняя по времени санкционно-девальвационная история показывает со всей очевидностью, что настоящие обстоятельства инфляции совсем другие, на них не действует ужесточение финансово-кредитной политики. Наоборот, действия ЦБ, как продемонстрировано выше, инфляцию лишь разогревают.

А попутно снова наносится удар по ликвидности национальной финансовой системы. Количество кредитования российского финсектора (практически рынок межбанковского кредита) лишь с января по апрель 2014 года упал на 35 млрд рублей. И падение длится.

Сальдо операций Банка России по предоставлению/абсорбированию ликвидности на 5 ноября 2014 года составило минус 184 млрд рублей.

Межбанковский рынок практически впадает в кому. Отметим, что это делается в условиях внешних санкций, перекрывших доступ русскому банковскому и некредитному сектору к зарубежным рынкам капитала в государствах, присоединившихся к санкциям.

ЦБ РФ действует в аналогичной манере напротив не только на данный момент. В кризис 2008–2009 годов в отличие от всех сопоставимых государств, еврозоны, каковые снижали ставки рефинансирования, стимулируя экономическое оживление, ЦБ русского ставку повышал! Делает ЦБ РФ это и по сей день. Сделал он это и сравнительно не так давно.

Тут же ослабел рубль, и подросла так называемая импортируемая инфляция. Что это? Непрофессиональность либо безответственность?

Что получается в следствии?

Доступ русского бизнеса к кредитным ресурсам ухудшается. Фактор экономразвития теряет собственный потенциал. Несуверенной модели русском экономики (главной доход бюджета от сырьевого экспорта, на что цены и количества закупок определяет не Российская Федерация, инвестиционно-кредитные ресурсы развития кроме этого связаны с зарубежной денежной совокупностью) приходит финиш в связи с избранным политическим курсом России.

Маловероятно возвращение обстановки к докризисному (имеется в виду украинский кризис) статус-кво. Необходимо вырабатывать иную, суверенную и здоровую экономическую политику, талантливую обеспечить нужный уровень оборотного капитала, в котором испытывает недостаток российский бизнес. И не только сырьевой, но и с высокой нормой передела.

А к тому же ещё занявшийся импортозамещёнием.

Тут имеется принципиальный момент. В случае если в обрисованной несуверенной схеме кредитования русского бизнеса за границей практически развивалась часть русском экономики, неразрывно связанная с зарубежной валютой и только частично с рублем, так называемая экономика на долгом плече, то на данный момент необходимо деятельно развивать экономику на маленьком плече. Что это такое?

Это в то время, когда бизнес произвел на русском территории, распределил (оттранспортировал) и потребил вместе с населением кроме этого на русском территории. Это пространство рублевого оборота. Оно полностью в руках суверенных русских возможностей.

И обеспечить его инвестиционным кредитом в нужном количестве вероятно.

На сегодня целый годовой количество русских инвестиций развития в главные фонды образовывает 13,25 трлн рублей, либо 315 миллиардов долларов. В случае если забрать норматив валовых накоплений, что реально демонстрирует Китай, наряду с этим имея 8-процентные скорость увеличения ВВП, то недостаток инвестиций в Российской Федерации образовывает более 17 трлн рублей, либо 407 миллиардов долларов. Откуда возможно забрать такую солидную сумму?

Все вероятные источники, в неспециализированном-то, известны.

Внешние инвестиции. Это как раз те, по поводу которых все эти долгие годы раздавались призывы об инвестиционном климате. Уже светло видно, что ставка на внешние инвестиции провалилась совсем.

И дело не столько в климате, сколько в политике западного денежного мира, что санкции продемонстрировали со всей ясностью. В этот самый момент кроме того не столько санкции имеются в виду, а тот непреложный статистический факт, что часть прямых зарубежных инвестиций в Российской Федерации по отношению к её ВВП не превышает 2%, а тенденция – спад.

Личные средства фирм ограниченны и снабжают лишь то, что имеется по факту. Резерва тут нет, в особенности в отраслях конечной сборки.

Банковский ресурс кроме этого не имеет резерва, российские банки также жертвы демонетизации. Согласно данным ЦБ РФ, личный капитал Топ-50 российских банков на начало 2014 года всего около 140 миллиардов долларов.

Суверенные российские фонды (Фонд национального благосостояния и Резервный фонд, бывший Фонд денежной стабилизации) на 1 августа 2014 года имели накоплений около 154 миллиардов долларов. Но в случае если учесть, что лишь Роснефть испытывает недостаток в трети всей данной суммы средств, то делается совсем ясно, что и суверенные фонды не смогут претендовать на роль драйвера ресурса и экономического роста для ответа на санкции против России.

Получается, что удовлетворить потребность в инвестициях в Российской Федерации возможно, лишь отыскав новый источник средств! Реально путь – это путь ремонетизации русского экономики.

Вышеприведенная цифра необоснованного выведения (невведения) из национального оборота 2,6 трлн долларов более чем в шесть раз превышает инвестиционный недостаток в Российской Федерации. Иными словами, в течение шести лет в мягком переходном режиме, с гарантией неинфляционного ввода средств просчитанная и предлагаемая процедура ремонетизации может реально оздоровить русского денежную совокупность и дать импульс инвестиционной подкачке экономразвития.

Так и хочется задать вопрос целый российский бизнес, естественные монополии, большой, средний бизнес и малый, финансовую систему, население: желаете ли вы воспользоваться кредитом по нулевой ставке из суверенного собственного русского резервуара в количестве 400 миллиардов долларов в год? Быть может ли управление страны не хотеть таковой возможности? Особенно в условиях санкций?

Очевидно, в правом углу снова начнется истерика по поводу того, что печатать деньги запрещено вследствие того что это приведёт к инфляции. Но уже устали повторять эксперты и учёные: на том уровне демонетизации, до которого доведена русский экономика, её ремонетизация инфляцию лишь уменьшит! Об этом говорят и советник президента России, и эксперты Министерства экономики.

К тому же у апологетов демонетизации выходит весьма необычно: зарубежное кредитование инфляцию не вызывает, а вот собственное суверенное почему-то позовёт. Напомним им, что фонд зарплатыпри любом источнике инвестирования в главные фонды в балансе инвестиционного проекта одинаковый – около 30% балансовой стоимости проекта. И лишь он идёт в канал разогрева инфляции, да да и то частично.

Вся другая часть, наращивая в итоге капитализации предложение услуг и товаров, трудится на понижение инфляции.

В один момент необходимо понимать, что ориентация на завышенный внешнеторговый оборот должна быть поменяна. Кстати говоря, хорошие примеры дает опыт мира. Внешнеторговый оборот промышленно развитых государств, для которых национальный суверенитет есть делом самообеспечения и не может быть обеспечен за счет союзных межправительственных механизмов либо американского зонтика, мал.

Для США (экспорт+импорт) ВВП всего 23%, Японии – 29%, Бразилии – 27%. У России – 42%. Несложный вопрос: у кого потенциал суверенности выше? По кому санкции бьют посильнее? По тому, кто и создаёт, и потребляет на собственной территории, либо по тому, кто возит через границу? Как раз исходя из этого для России столь актуальным стало импортозамещёние.

Но снова, откуда взять на это финансы?

Новые задачи, поднявшиеся перед Россией во целый рост в условиях санкций, требуют сущностных перемен и решений не только в деятельности Центрального банка страны, но и в главных экономических моделях. Что же делать?

Как может смотреться пошаговый метод аналогичных ответов? Представляется, что его логика и логистика вытекают из пороговых условий решаемой выбора и задачи самого метода.

Поменять закон о Центробанке. Вменить законодательно настоящую ответственность не только за ликвидность и стабильность рубля финансовой системы, но и за содействие развитию экономики страны. Сделать то, что есть простым делом для развитых государств.

Ввести (пускай кроме того с оговоркой – временно) национальное управление валютным курсом, в частности его фиксирование, но дифференцированное по разным группам товаров. Цель наряду с этим пребывает в защите от необъятных возможностей валютных спекуляций и атак ФРС США, дестабилизирующих рубль, в сохранности валютных запасов России и поддержании экспортно-импортных операций с минимальными издержками и максимальной гибкостью для отечественного бизнеса.

В один момент ввести необходимую продажу валютной выручки стране и контроль валютной позиции банков.

Создать особый университет развития (лучший вариант по опыту западногерманской послевоенной совокупности KFW KreditanstaltfurWiederaufbau – кредитование на восстановление и китайского политического кредитования – это Национальный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд, созданный и просчитанный русскими специалистами в подробностях) для ремонетизации русского экономики. Это предоставит шанс суверенного инвестирования в развитие, как указано выше, в размере сотен миллиардов американских долларов, либо более 10 трлн рублей по году.

Дать большому и наибольшему русскому бизнесу, естественным монополиям, среднему бизнесу посредством указанного университета развития возможность кредитования на уровне в много млд дол в год по ставкам впредь до нулевых в течение восстановительного периода. Обеспечить возможность недорогого ипотечного кредитования для массового строительства квартир и возможность сетевого кредитования сектора самозанятости, среднего и малого бизнеса. В качестве сетевых банков-агентов целесообразно привлечь топ-банки с самая развитой филиальной сетью, к примеру Россельхозбанк и Сбербанк.

Вернуть посредством указанного университета развития монетизацию русского экономики до надёжного и рабочего уровня.

Опустить ставку рефинансирования ЦБ РФ до 1–2% для восстановления ликвидности национальной финансовой системы и докапитализации банков. Смягчить финансово-кредитную политику в иных рестриктивных банковских механизмах.

Расширить количество национального инвестирования по механизму государственного заказа. В особенности в секторах импортозамещёния, оборонного и социального государственного заказа.

Пересмотреть соотношение экономик долгого и маленького плеча, оптимизировать норму внешнеторгового оборота.

Полномочие на принятие ответов в сфере экономразвития обязан, по существу, принадлежать не денежному ведомству, а Министерству экономразвития.

Указанные программные предложения ставят целью помощь управлению страны в непростой обстановке. Они просчитаны на базе причинно-объяснительных моделей и следственных связей, опираются на исследование долгих временных последовательностей развития самой сопоставимых стран и России всей земли, промоделированы в части прогноза результатов их реализации. финансы и Экономика не подчиняются схоластике и догматике идеологий.

У России, к сожалению, имеется обширный опыт для того чтобы рода и советского, и постсоветского времени. Головокружение от удач, как видим, происходит во всей своей наготе. Но на данный момент ответственнее не горевать над уже свершившимися неудачами, а делать из взятых уроков выводы и исправлять неточности.

И динамика и состояние русском экономики очевидно говорят о том, что необходимы перемены. Решения сложных задач, содержание предлагаемой настоящей модернизации денежной экономической совокупности страны существуют. развитие и Экономический рост, понижение инфляции, импортозамещёние, модернизация экономики смогут быть достигнуты лишь при суверенизации русском денежной изменения и системы монетарной политики ЦБ РФ.

Разумеется, что нынешняя финансово-кредитная политика ЦБ РФ более неприемлема.

Практически в распоряжении управления России, поставившего задачу поиска новых источников развития и экономического роста, усиления потенциала противостояния внешним санкциям, объективно имеется суверенный ресурс в виде ответа по ремонетизации денежной и экономической совокупности страны. Это приведет к значительному оздоровлению национальных финансов и даст импульс интенсивным и хорошим социально-экономическим процессам развития.

Источник:Сергей Владимирович Липатов

Российская Федерация не так долго осталось ждать ОТКАЖЕТСЯ ОТ Американского доллара!


Темы которые будут Вам интересны: