Рукоголовый мистер рипли умеет учиться жить

Возможно, несложно смастерить робота, что сумеет встать по лестнице. А выстройте-ка совсем глупое создание, которое изначально не знает и не может по большому счету ничего, но постигает окружающий мир под управлением человека.

Ясно: робот, запрограммированный на решение раз и окончательно очерченного круга задач — как раз что «робот», лишённый всяких зачатков ИИ.

Дабы достигнуть определённых удач на жизненном пути, эта машина обязана мочь самообучаться и делать соответствующие выводы.

Среди других, созданием для того чтобы устройства занимаются в Массачусетском Технологическом университете (Massachusetts Institute of Technology — MIT), одной из основных мировых кузниц научных кадров.

Командует трудами 34-летний доктор наук известной институтской медиа-лаборатории Дэб Рой (Deb Roy), с самого детства одержимый проблемами робототехники.

Робота кличут Рипли (Ripley). Как ни необычно, такое наименование он взял вовсе не из-за фильма, обыгрываемого в заголовке, а по имени героини второй кинокартины — лейтенанта Эллен Рипли (Ellen Ripley) из блокбастера «Чужие» (Aliens).

Рукоголовый мистер рипли умеет учиться жить

А это — «чужой». Не нахожу никакого сходства (фото с сайта fantascienza.com).

Такие ассоциации смогут натолкнуть вас на идея, что в тайной массачусетской лаборатории ваяют какого-либо злобного монстра. Никак.

Рипли, хоть и наделён некоторыми свойствами, является существомсовсем безобидное. Не смотря на то, что, определённое внешнее сходство с инопланетными неприятелями лейтенанта однако имеется.

Да и устроен отечественный робот достаточно примитивно, в отличие от носителей внеземного разума. Напоминает робота-руку,лишь недоделанную — имеет всего семь степеней свободы.

Весьма узких манипуляций от робота и не ожидают. Перемещениями Рипли командует микроконтроллер PC104, связанный с компьютером, трудящимся под Linuх.

Совокупность наблюдения робота за окружающей действительностью включает в себя стерео-микрофон и цветную камеру, и всякие контактные сенсоры.

Также, Рипли оснащён датчиками упрочнения, разрешающими не просто фиксировать его положение в пространстве, но и измерять «тяжесть» тех либо иных предметов.

Моя творческая лаборатория (фото с сайта media.mit.edu).

Ещё одна составляющая Рипли — языковая. Предполагается, что робот будет осознавать человеческий язык, неизменно разбирая новые слова, сопоставляя их с услышанными ранее, и с замеченным через собственные телеобъективы.

Более того, создатели сохраняют надежду, что Рипли окажется талантливым учеником и сможет осваивать новые языки, не владея никакими предварительными познаниями, путём независимого анализа их словаря и грамматики на конкретных примерах из личной судьбы.

Вдобавок, робот, очевидно, оснащён речевым синтезатором, нужно же как-то с ним общаться.

Вся аудиовизуальная информация, приобретаемая роботом, попадает в основную ассоциативную совокупность. На этом уровне происходит анализ внешнего мира и установление связей между его разными составляющими.

Ясно, что без исчерпывающих наставлений инструктора, сам робот ничего не определит. Исходя из этого, для его обучения употребляется инструментарий лингвистов, специалистов и педагогов по детской психологии.

Вот так я себя вижу со стороны (фото с сайта media.mit.edu).

Так как первоначально в «голову» Рипли заложили лишь методы обработки информации — и никаких конкретных знаний. В этом отношении он подобен новорожденному.

Не будем притворяться и делать вид, что в точности понимаем, как всё это трудится. Ну, не доводилось использовать в практике повседневного распознавания речи скрытые марковские модели (Hidden Markov Models — НММ), и что для того чтобы?

Тем более, что и конструкторы робота, за собственными методами ответа конкретных задач и системным подходом к проблеме, пока не видят дорог успехи конечного результата. Не смотря на то, что, «верная» математика очень многое может сделать на уровне чистых абстракций.

Но вот что весьма интересно. Данный публикация, быть может, и не показалась бы, в случае если б не объёмистая статья Майкла Вэлпи (Michael Valpy), корреспондента по духовным вопросам авторитетной канадской газеты The Globe and Mail .

Упомянутый журналист посетил научную лабораторию, в которой обучали Рипли, и пришёл в идеальнейший восхищение. А по окончании погрузился в тяжёлые раздумья.

Сперва — о восхищении, позже — о раздумьях.

Что же произвело такое впечатление на не искушённого в робототехнике зрителя?

То, к примеру, что Рипли может по просьбе оператора забрать лежащую перед ним громадную светло синий подушку. Да ещё и задать человеку уточняющий вопрос: какую как раз? — не видишь, что ли — тут полно громадных светло синий подушек.

Уже сыт по горло вашим Lego (фото с сайта media.mit.edu).

Дело в том, что никто не внедрял в ПО робота знание о громадных светло синий подушках, как фактически и само значение этих слов. Уверяем, в случае если б Рипли в десять ходов победил у журналиста в шахматы — это не имело бы для того чтобы результата. Да и не победит, потому, что ещё не обучился.

Что робот может, возможно заметить собственными глазами: на данной странице три видеоролика, посмотрите по возможности.

А ещё впечатлило то, что Рипли осознаёт слово «не легко» и может оценивать как, пара раз подняв-опустив железный брусок. Так так как, в случае если функцию какую-нибудь запрограммировать, он и боль будет ощущать?

Будет, само собой разумеется, но совсем не так как человек. Но человека и не тревожит — как: неимеетвозможности он себе этого представить.

Но учёные сохраняют надежду со временем научить Рипли абстрактным понятиям. К примеру, слово «правосудие» возможно связать со словами «обман» и «причинять боль».

Довольно часто сама структура языка оказывает помощь роботу усвоить новый термин. Согласно точки зрения разработчиков, все нелингвистические нюансы людской восприятия, так или иначе, привязаны к тому, как мы говорим. Геном человека — это его язык.

Все эти материи естественным образом подталкивают корреспондента к философическим раздумьям о совершенном «метафизическом» Рипли и вопросам о том, что имеется эмоции и сознание, применительно к роботам.

Безлюдное это занятие. Лучше уж сами роботы, в то время, когда подрастут, решат собственные неприятности.

Лабиринты моего подсознания (фото с сайта media.mit.edu).

В этот самый момент, наконец, по окончании пространных рассуждений об неестественном интеллекте, всплывает дежурный в аналогичных случаях сборник рассказов Айзека Азимова (Isaac Asimov) «Я — робот», а конкретно небезызвестные Три Закона Робототехники. Ещё конкретнее — Второй, накладывающий на роботов обязательство не причинять вреда человеку.

Вот это вправду принципиально важно, а другое — не отечественное дело. В итоге, в случае если робот как-то про себя осознаёт слово «мой» — он и имеется ИИ, на чём в полной мере возможно остановиться.

Отыскать в памяти же лучше второе произведение Азимова — «Академия». Сюжет, кратко, таков:

В будущем, путём несложных тестов, за несколько мин. возможно будет выяснить предрасположенность человека к определённой профессии, и ещё за несколько мин., под обмороком, «закачать» в него всю требуемую сумму профзнаний и навыков (обычный пример примитивного программирования).

Но, герой романа, по итогам тестирования, признаётся умственно отсталым, ни на что не годным, не талантливым взять хоть какую-то специальность.

Его отправляют в приют для придурков, а в качестве последней надежды предлагают обучаться по-старинке, самостоятельно, путём чтения книг. Лишь времени на это необходимо израсходовать несравнимо больше, чем на обморок — практически всю жизнь.

Ну а в конце, натурально, узнается, что лишь такое обучение совершает человека человеком, разрешает ему не только познать существующее, но и открыть новое.

И отечественный храбрец, в итоге, оказывается Элитой, а остальные люди — роботами.

Куда более уместное произведение в свете обрисовываемых неприятностей.

Господин Рипли: литературный образ в кино (имитатор, психопат, мошенник)


Темы которые будут Вам интересны: