Возврат срочных банковских вкладов: предыстория

Возврат срочных банковских вкладов: предыстория

Судебная практика по спорам между Сбербанком и вкладчиками об выполнении банком обязательств по контрактам вклада была поменяна в следствии инициативных действий чиновниковов Верховного Суда РФ. // Игорь Казарин. Специально для Банкир.Ру.

С громадным интересом прочёл статью Артура Мухамет-Ирекле «Возврат срочных вкладов» («Право и политика», 2006, №№1,2) и просто восхищен тем фактом, что статья по данной проблеме по большому счету была размещена в русском юридическом издании.

Сходу отмечу, что предположение А. Мухамет-Ирекле об применении административного ресурса в интересах Сберегательного банка РФ, [1] и о процессуальных нарушениях, допущенных Президиумом Верховного Суда РФ на протяжении надзорного делопроизводства №8пв04, всецело подтвердилось на практике. На протяжении 7 судебных слушаний по искам вкладчиков (чьи интересы я воображал) к Сберегательному банку РФ,  мне удалось обязать представителей банка представить документы, на каковые они ссылались в собственных бессчётных отзывах, возражениях, кассационных жалобах и т.д. Анализ указанных документов разрешил составить определенную хронологию событий,  и осознать как сам процесс трансформации судебной практики по данной категории дел, так и кое-какие скрытые механизмы для того чтобы трансформации.

В полной мере допускаю, что изложение материала пара отличается от привычного построения текста статьи в издании, но изложение фактов с минимум комментариев разрешает заметить обстановку в целом.

Наряду с этим я готов нести ответственность за достоверность представленной информации. 

Этап первый  

(1) 23.02.1999 г. Конституционным Судом РФ было принято Распоряжение № 4-П, в соответствии с которому признано не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), положение части второй статьи 29 закона«О банковской деятельности и банках» об трансформации ставки по срочным вкладам граждан, как разрешающее банку в одностороннем порядке произвольно снижать ее только на базе контракта, без определения в законеоснований, обусловливающих такую возможность. [2]

Предлогом для разбирательства в Конституционном Суде РФ стали жалобы граждан о нарушении данной нормой, примененной судами при рассмотрении исков вкладчиков к Сберегательному банку РФ.

В соответствии с общеправовой позиции, выраженной Судом, без соответствующего закона , определяющего эти основания, банки не вправе включать в заключаемые с гражданами контракты срочного вклада условие о возможности понижения в одностороннем порядке ставок по вкладам.

(2) 20 февраля 2001 г. в Бюллетене Верховного Суда РФ (№ 2, стр. 20) опубликованы «Кое-какие вопросы судебной практики по гражданским делам», в пункте 10 которых Верховный Суд РФ разъяснил необходимость применения судами положений статьи 310 части первой Гражданского кодекса РФ при рассмотрении исков вкладчиков к Сберегательному банку РФ о понуждении банка к выполнению обязательств согласно соглашению срочного вклада, арестанта по окончании 1 января 1995 г.:

«Действующее на время заключения соглашения (февраль 1995 г.) законодательство не предусматривало право какой-либо из сторон при заключении соглашения вклада включать в контракт условие о возможности последующего одностороннего его  трансформации либо расторжения.

В соответствии со ст. 310 ГК Российской Федерации лишь законом могли быть предусмотрены случаи одностороннего отказа от выполнения обязательства, появившегося из контракта, или одностороннего трансформации его условий».

(3) 27 февраля 2003 г. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РФ принято Определение по делу № 46-В03пр-2 («Вкладчик Приходченко Вячеслав Иванович против Сберегательного банка РФ»), которым в очередной раз подтверждена хорошая судебная практика рассмотрения исков вкладчиков к Сбербанку РФ о понуждении банка к выполнению обязательств согласно соглашению срочного вклада, заключенного в период с 25 декабря 1993 г. (даты официального опубликования Конституции РФ) по 1 марта 1996 г. (даты вступления в силу части второй Гражданского кодекса РФ).

Судебная коллегия, ссылаясь на Конституции 19 и 34 статьи РФ, правовую позицию Конституционного Суда, изложенную в Распоряжении № 4-П от 23.02.1999 г. отметила следующее:

«Действующее законодательство как до 1 марта 1996 г. (до вступления в силу ч. 3 ст. 838 ГК Российской Федерации), так и по окончании, не допуская возможность уменьшения ставок по вкладам граждан, защищает права клиента банка, в другом случае банк имел бы возможность навязывать собственные условия». [3]

Этап второй 

(4) 01 декабря 2003 г. Помощником Главы Верховного Суда РФ В. М. Жуйковым направляется Письмо (исх. № 1475-7/общ) на имя Помощника главы Саратовского облсуда Р. Е. Волосатых, [4] которое начинается со следующей фразы:

В дополнение к письму Верховного Суда РФ от 1.10.2003 г. № 1475/общ. информирую позицию Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ по вопросам 11 и 12, содержащимся в Вашем запросе № 01-6 от 25.06.2003 г. [5]

Потом в Письме излагаются главные тезисы по вопросу рассмотрения исков вкладчиков к Сбербанку, которые связаны с односторонним  понижением банком ставок по соглашениям срочного вклада, заключенным в период с 1993 года:

«Статьей 57 Баз гражданского законодательства Альянса ССР, регулировавшей во время заключения контракта неспециализированные положения об обязательствах, указано на то, что обязательства должны исполняться надлежащим образом и в установленный срок, в соответствии с требованиями законодательства и условиями договора. Односторонний отказ от выполнения обязательства и одностороннее изменение условий контракта не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом либо контрактом.

Пункт 3.3 Инструкции Сберегательного банка РФ N 1-2р (редакция N 2), утвержденной ответом Комитета Сберегательного банка России по лимитам и процентным ставкам от 16 октября 2000 г., [6] предусматривает право банка на одностороннее изменение ставки.  … 

Что касается соглашений по детским целевым вкладам, заключенных до данной даты, такое уменьшение представляется вероятным и по окончании 1 марта 1996 г., в случае если условие о возможности уменьшения банком ставки согласно соглашению детского целевого вклада находилось в конкретном контракте и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, потому, что на период заключения этих контрактов действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в соглашении условие о понижении ставки и это условие на основании статьи 422 ГК Российской Федерации сохраняет собственную силу и по окончании установления законодателем иных правил». [7]

(5) 24 марта 2004 г. Определением судьи Верховного Суда РФ Горохова Б. А. [8] дело по иску Приходченко В. И. к ОАО АК Сберегательный банк РФ было снова истребовано в Верховный Суд РФ в связи с «нарушением единства судебной практики».[9]

(6) 07 апреля 2004 г. Распоряжением Президиума Верховного Суда РФ утвержден Обзор судебной практики и законодательства Верховного суда РФ за 4 квартал 2003 г., в котором (вопрос № 16) нижестоящим судам прямо указано на необходимость применения при рассмотрении исков вкладчиков к Сберегательному банку о понуждении банка к выполнению обязательств согласно соглашению срочного вклада «Целевой вклад на детей» положений пункта 2 статьи 57 Баз Гражданского законодательства Альянса ССР и республик в совокупности с положениями Инструкции Сберегательного банка РФ 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка РФ операций по вкладам населения»:

«Статьей 57 Баз Гражданского законодательства Альянса ССР, регулировавшей во время  заключения соглашения неспециализированные положения об обязательствах, указано на то, что обязательства должны исполняться надлежащим образом и в установленный срок, в соответствии с требованиями законодательства и условиями договора. Односторонний отказ от выполнения обязательства и одностороннее изменение условий контракта не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом либо контрактом.

Пункт 3.3. Инструкции Сберегательного банка РФ № 1-2р (редакция  № 2), утвержденной ответом Комитета Сберегательного банка России по лимитам и процентным ставкам от 16 октября 2000 года, предусматривает право банка на одностороннее изменение ставки.

Запрет на одностороннее изменение банком ставок по срочным соглашениям вклада введен п. 3 ст. 838 части второй Гражданского кодекса РФ, вступившей в воздействие с 1 марта 1996 года.

Что касается соглашений по детским целевым вкладам, заключенным до данной даты, такое уменьшение представляется вероятным и по окончании 1 марта 1996 года, в случае если условие о возможности уменьшения ставки согласно соглашению детского целевого вклада находилось в конкретном контракте и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, потому, что на период заключения этих соглашений действующим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в соглашении условие о понижении ставки и это условие на основании ст. 422 ГК Российской Федерации сохраняет силу и по окончании установления законодателем иных правил, необходимых для сторон».[10]

(7) 28 июня 2004 г. судьей Верховного Суда РФ Гороховым Б. А. было постановлено Определение № 8 ПВ 04 о передаче дела по иску Приходченко В. И. к ОАО АК Сберегательный банк РФ в Президиум Верховного Суда РФ.

(8) 14 июля 2004 г. Президиум Верховного Суда РФ в Определении по делу №8пв04 («Вкладчик Приходченко Вячеслав Иванович против Сберегательного банка РФ») практически дословно воспроизвел выводы судьи Б. А. Горохова, изложенные в Определении № 8 ПВ 04 от 28.06.2004 г, указав следующее:

«При рассмотрении … дела применению подлежала … не ст. 169 ГК РСФСР, а п. 2 ст. 57 Баз Гражданского законодательства Альянса ССР и республик, которая на момент заключения ответчиком и истцом … контракта допускала возможность по согласованию с клиентом включения в контракты вклада условия о праве банка на трансформацию условий контракта довольно ставки  по вкладу.

Право на включение в соглашения вклада оспариваемого истцом условия сохранилось у ответчика и по окончании вступления и принятия в силу первой части ГК Российской Федерации, в соответствии с п. 1 ст. 450 которого контракт возможно поменян по соглашению сторон, в случае если иное не предусмотрено ГК Российской Федерации, вторыми законами либо  контрактом.

Включение в условия контракта срочного вклада … права Сберегательного банка России на одностороннее изменение размера ознакомления истца и банковского процента с условиями соглашения для того чтобы вклада перед его заключением говорит о согласовании сторонами условия о праве банка на одностороннее изменение контракта в части  процентной проценты по банковскому вкладу.

Вывод суда о том, что Сбербанк России был бы вправе включать в контракты вклада условие о праве на одностороннее изменение ставки банковского процента лишь в том случае, если бы закономбыло бы прямо предусмотрено такое право ответчика, не соответствует принципам и общим началам гражданского законодательства [11]

(9) 21 июля 2004 г. Ассоциация российский банков направляет Главе Верховного Суда РФ Лебедеву В.М. письмо (исх. № А-01/5-555) прося вынести вопрос о наличии у кредитной организации права изменять в одностороннем порядке ставку по вкладам, внесенным физическими лицами на условиях их выдачи по окончании определенного срока, или по наступлении предусмотренных контрактом событий, в соответствии с условиями соглашений вклада, заключенных до 3 февраля 1996 года, на рассмотрение Пленума Верховного Суда РФ для выработки единообразного подхода при рассмотрении аналогичных споров.[12]

К письму было приложено Заключение Правового департамента Ассоциации русских банков по проблеме целевых детских вкладов, в котором находилось следующее: 

«Эта точка зрения отыскала подтверждение в Обзоре судебной практики и законодательства Верховного Суда РФ за три последних месяца 2003 года (утв. Распоряжением Президиума ВС РФ от 7.04.04), в соответствии с которым уменьшение размера процентов по соглашениям детских целевых вкладов, осуждённым до 1 марта 1996 года, «представляется вероятным и по окончании 1 марта 1996 года, в случае если условие о возможности уменьшения банком ставки согласно соглашению детского целевого вклада находилось в конкретном соглашении и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, потому, что на период заключения этих контрактов действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в контракте условие о понижении ставки, и это условие на основании статьи 422 ГК Российской Федерации сохраняет собственную силу и по окончании установления законодателем иных правил, необходимых для сторон».

(10) 23 июля 2004 г. (!) в Бюллетене Верховного Суда РФ № 7 (с. 18) опубликован Обзор судебной практики и законодательства Верховного Суда РФ за три последних месяца 2003 г.

(11) В 2004 году суды надзорной инстанции субъектов Федерации в массовом порядке отменяют судебные ответы, ранее вынесенные в пользу вкладчиков.

(12) С октября 2005 г. Конституционный Суд отказывает в рассмотрении жалоб граждан на неконституционность положений пункта 2 ст. 57 Баз Гражданского законодательства Альянса ССР и республик, используемых судами неспециализированной юрисдикции  при рассмотрении исков вкладчиков к Сберегательному банку РФ. В качестве основания для отказа указывается, что указанная норма потеряла силу с 1 января 1995 года, исходя из этого нет оснований для ее проверки в порядке конституционного судопроизводства:

«В соответствии со статьей 3 законаот 30 ноября 1994 года «О введении в воздействие части первой Гражданского кодекса РФ» с 1 января 1995 года на территории РФ не используется глава 8 «Неспециализированные положения об обязательствах» Баз гражданского законодательства Альянса ССР и республик, включая и статью 57. Как много раз показывал КС РФ, в соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде РФ» признание нормативного акта нелигитимным влечет потерю им юридической силы (часть третья статьи 79), т.е. имеет такие же правовые последствия, как и признание законодателем нормативного акта потерявшим силу (таким методом устраняются неконституционные нормы самим законодателем и, следовательно, обеспечивается защита конституционных прав граждан).

Как раз исходя из этого часть вторая статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» не предусматривает возможность рассмотрения законов, потерявших силу до начала производства в Конституционном Суде РФ, которое в таких случаях было бы излишним. В этом случае КС РФ отказывает в принятии обращения к рассмотрению (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 года № 247-О и др.)».[13]

Итоговые выводы:

Судебная практика по спорам между Сберегательным банком и вкладчиками  РФ об выполнении банком обязательств по соглашениям срочного вклада Целевой вклад на детей была поменяна в следствии инициативных действий двух (как минимум) чиновниковов Верховного Суда РФ — Помощника Главы Верховного Суда РФ В. М. Председателя и Жуйкова судебного состава по трудовым и социальным делам Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ Б.А. Горохова.

Наряду с этим действия Помощника Главы ВС РФ В. М. Жуйкова направляться квалифицировать как направленные на формирование правоприменительной практики во внесудебном (административном) порядке, что есть прямым нарушением Конституции РФ. Судья Б.А. Горохов практически выразил собственный несогласие с общеобязательной правовой позицией, выраженной Конституционным Судом РФ в Распоряжении от 16 июня 1998 г. № 19-П, что есть прямым нарушением требований статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ».

Поддержав аргументы судьи Б.А. Горохова, Президиум Верховного Суда РФ в Определении от 14.07.2004 г. по делу №8пв04 и Обзоре судебной практики и законодательства Верховного суда РФ за 4 квартал 2003 г. допустил множество фактических и юридических неточностей. Наряду с этим изменившаяся позиция Верховного Суда противоречит Конституции РФ, ее статьям 34 (части 1 и 2), 55 (часть 3), нормам и общепризнанным принципам международного права, а сама процедура принятия Определения от 14.07.2004 г. по делу №8пв04  приводит к в ее юридической чистоте (соответствии  требованиям ГПК РФ и Статьи 6 § 1 Европейской конвенции о защите прав основных свобод и человека)

В целом, изменение судебной практики в обязательном порядке стало причиной наступлению следующих негативных последствий 

O        Нарушения прав и законных заинтересованностей вкладчиков Сберегательного банка РФ, в интересах которых были заключены контракты срочного вклада «Целевой вклад на детей».

O        Фактическое предоставление Русском Федерацией одному банку — ОАО «Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ» дополнительных преференций (не основанных на законе) по сравнению с другими банками, действующими на территории РФ.

O        Происхождению разногласия между позицией Президиума Верховного Суда РФ и общеправовым позициям Конституционного Суда, что есть прямым нарушением требований статьи 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».

O        Умалению авторитета судебной власти в РФ, и дискредитации всей власти как такой.

O        Прогнозируемому девятому валу жалоб граждан в Европейский Суд по защите прав человека.[14]

Наряду с этим единственной возможностью исправления негативных правовых последствий, допущенных Президиумом Верховного суда РФ, являлась  проверка конституционности положений пункта 2 статьи 57 Баз гражданского законодательства Альянса ССР и республик, пункта 1 статьи 450 части первой Гражданского кодекса РФ (в той части, которая придается указанным нормам изменившейся судебной практикой) Конституционным Судом. Но Конституционный Суд практически уклонился от проверки соответствия указанных положений, используемых судами неспециализированной юрисдикции с 2004 года в силу директив Помощника Главы ВС РФ В. М. разъяснений и Жуйкова Президиума Верховного Суда РФ, по обстоятельству того, что  положения п. 2 ст. 57 Баз Гражданского законодательства Альянса ССР и республик, … не используются на территории РФ с 1 января 1995 года. [15]

Какие-либо комментарии являются излишними. 

Приложение 1. Фактические неточности

Статьей 57 Баз гражданского законодательства Альянса ССР, регулировавшей во время заключения соглашения неспециализированные положения об обязательствах …[16]

Примечание: Верное наименование нормативного акта — Баз Гражданского законодательства Альянса ССР и республик (приняты Распоряжением ВС СССР от 31 мая 1991 г. N 2212-I «О введении в воздействие Баз гражданского законодательства Альянса ССР и республик»).

Пункт 3.3 Инструкции Сберегательного банка РФ N 1-2р (редакция N 2), утвержденной ответом Комитета Сберегательного банка России по лимитам и процентным ставкам от 16 октября 2000 года, предусматривает право банка на одностороннее изменение ставки.[17]

Примечание: В соответствии с ст. 422 ГК Российской Федерации, в случае если по окончании заключения соглашения принят закон, устанавливающий необходимые для сторон правила, иные, чем те, каковые действовали при заключении контракта, условия заключенного соглашения сохраняют силу, не считая случаев, в то время, когда в законе установлено, что его воздействие распространяется на отношения, появившиеся из ранее заключенных контрактов.

Так, в случае если в Обзоре речь заходит о контрактах срочного вклада, осуждённых с банком в первой половине 90-ых годов двадцатого века, то остаются неясными ссылки Суда на локальный правовой акт Сберегательного банка, что (к тому же) был принят банком 16 октября 2000 года.

Что касается контрактов по детским целевым вкладам, осуждённых до данной даты, такое уменьшение представляется вероятным и по окончании 1 марта 1996 года, в случае если условие о возможности уменьшения банком ставки согласно соглашению детского целевого вклада находилось в конкретном контракте и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке…[18]

Примечание: Контракты срочного вклада «Целевой вклад на детей», заключались Сберегательным банком РФ с вносителями в пользу третьих лиц (несовершеннолетних вкладчиков, не достигших 16-летнего возраста), каковые имели право распоряжаться вкладом лишь после достижения 16 лет.

Соответственно, вкладчики, обращающиеся в суд с иском к банку о понуждении к выполнению обязательства согласно соглашению, не принимали участие в ходе заключения указанного контракта, и не могли ознакомиться с условием соглашения «о возможности уменьшения банком ставки согласно соглашению детского целевого вклада» при его заключении.

[1] В связи со сообщённым возможно предполагать, что само появление феноменального судебного Определения Президиума Верховного Суда РФ от 14 июля 2004 г. N 8пв04 показывает, как коммерческий банк применяет все возможности административного ресурса, дабы не выполнять собственных обязательств перед вкладчиками.

[2] Собрание законодательства РФ от 8 марта 1999 г. № 10, ст. 1254.

[3] Текст Определения забран из ИСС «Консультант плюс».

[4] Копия письма вручена автору представителем Сберегательного банка РФ на протяжении судебного слушания в Кировском райсуде г. Самары, и передана в распоряжение редакции издания совместно с текстом данной статьи.

   

[5] Из содержания письма кроме этого направляться, что эта переписка между Помощником Верховного Суда РФ и Помощником главы Саратовского облсуда имела место и раньше.

 

[6] Маркером выделены расхождения текста Письма В. М. Жуйкова (от 1 декабря 2003 г. исх. № 1475-7/общ) и текста Обзор судебной практики и законодательства Верховного суда РФ за 4 квартал 2003 г. (утвержденного Распоряжением Президиума Верховного суда РФ 07.04.2004 г.)

[7] направляться отметить три значительных события

(а) Главой судебного состава по гражданским делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ есть Кнышев Виктор Павлович, а не Жуков В. М.

 

(в) На момент направления данного Письма в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ сложилась принципиально другая позиция, чем изложенная Помощником Главы ВС РФ В. М. Жуйковым, что подтверждается Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2003 г. по делу № 46-В03пр-2, и «Некоторыми вопросами судебной практики по гражданским делам» от 20 февраля 2001 г., размещённым в Бюллетене ВС РФ от 20 февраля 2001 г. № 2).

(с) направления и Сам факт подготовки указанного письма содержащего указания  директивного характера в адрес нижестоящего суда есть неотёсанным нарушением части 1 статьи 118 Конституции РФ и статьи 1 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ О судебной совокупности РФ.

[8] Приводит к интересу тот факт, что Б.А. Горохов есть Главой судебного состава по трудовым и социальным делам Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ и к деятельности судебного состава по гражданским делам Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ не имеет никакого отношения.

[9] Всецело согласен с выводом А. Мухамет-Ирекле о явной спорности вопроса соблюдения Сберегательным банком РФ годичного срока направления надзорной жалобы, установленного ч. 2 ст. 376 ГПК РФ. Поэтому приводят к вопросу о правомерности действий судьи Верховного Суда РФ Б. А. Горохова с позиций требований ст.

380 ГПК РФ.

 

[10] Указанными разъяснениями Президиум Верховного Суда РФ практически проигнорировал разъяснения и собственные выводы (Определение по делу № 46-В03пр-2 от 27.02.2003 г. «Кое-какие вопросы судебной практики по гражданским делам» от 20.02.2001 г.), правовую позицию Конституционного Суда (Распоряжение № 4-П от 23.02.1999 г.) и обязал нижестоящие суды на основании п. 2 ст. 57 Баз Гражданского законодательства Альянса ССР и республик выносить решения об отказе в удовлетворении исков вкладчиков к Сбербанку РФ по данной категории дел.

   Кроме этого создатель обращает на определенную комичность обстановки с позиций совпадение содержания Письма и указанного Обзора В. М. Жуйкова, а правильнее нескольких однообразных фактических неточностей (см. Приложение).

[11] Процедура принятия данного Определения приводит к огромному количеству вопросов с позиций соблюдения права истца на честное судебное слушания,  гарантированное Статьи 6 § 1 Европейской конвенции о защите прав основных свобод и человека, и принципа гражданского судопроизводства, закрепленного в ст. 12 ГПК РФ.

В случае если  В. М. Жуйков, выразивший собственный вывод  по существу спора еще 1 декабря 2003 г.,   В.М. иные члены и Лебедев Президиума ВС РФ, принявшие участие в утверждении и рассмотрении Обзора 07 апреля 2004 г.), уже выразили собственном вывод относительно позиции  Сберегательного банка РФ в данном гражданском споре, то о беспристрастности и какой объективности судебного слушания в Президиуме ВС РФ, состоявшегося 14 июля 2004 г., может идти обращение? Из-за чего были проигнорированы требования пункта 3 части 1 статьи 16, части 1 статьи 19  ГПК РФ и не заявили самоотвод?  В также время делается ясным, из-за чего Обзор был официально опубликован лишь 23 июля 2004 г.

[12] Заключения и Текст Письма забран с сайта АРБ http://www.arb.ru

[13] Уведомление Секретариата Конституционного Суда от 30.09.2005 г. (исх. № 9674). См. кроме этого Определение Конституционного Суда от 20 октября 2005 г. № 397-О.

[14] На данный момент лишь СГОО ОРОТУКАН подготовлены  и направлены от имени вкладчиков две жалобы в ЕСПЧ, До 01.01.2007 г. будут направлены еще три.

  

[15]  См. на сайте Конституционного Суда (http://www.ksrf.ru): Определение Конституционного Суда от 20 июня 2006 г. N 117-О, от 18 июля 2006 г. N 160-О; Определение Конституционного Суда от 18 июля 2006 г. N 160-О.

[16] Абз 3 с. 2  Письма Помощником Главы Верховного Суда РФ В. М. Жуйкова от 01.12.2003 г. (исх. № 1475-7/общ) (по вопросу №  12); абз. 3  ответа на вопрос № 16 судебной практики и Обзора законодательства Верховного суда РФ за 4 квартал 2003 г.,

[17] Абз 4 с. 2  Письма; абз. 3  ответа на вопрос № 16 Обзора

[18] Абз 2 с. 3  Письма;  последний абзац ответа на вопрос № 16 Обзора

#БАНКОВСКИЕ #АФЁРЫ $25-1 С.П.Шашурин #Возвращение вкладов #Сберегательного банка #СССР,активов союзных республик


Темы которые будут Вам интересны: