Док сёрлз и дэвид вайнбергер о том, как не ошибиться с интернетом

Док сёрлз и дэвид вайнбергер о том, как не ошибиться с интернетом

Продолжаем публикацию перевода статьи Дока Сёрлза (Doc Searls) и Дэвида Вайнбергера (David Weinberger) «Мир финишей: Что такое Интернет и как прекратить его путать с чем-то вторым». В данной части обращение отправится о том, в чём в действительности состоит сокровище Интернета.

Привнесение новых сокровищ в Интернет умаляет его сокровище

Звучит коряво, но это правда. Если вы оптимизируете сеть под один тип приложений, это будет означать, что другие приложения будут ощущать себя хуже. К примеру, если вы установите приоритеты для трансляции голоса либо видеопотоков на том основании, что они должны проходить стремительнее, это значит, что вы рассказываете вторым типам разрешённых: «Придётся подождать».

Ну а когда вы это проделываете, Интернет преобразовывается из чего-то несложного для всех в что-то сложное — причём лишь для чего-то одного. И тогда это уже не Интернет.

Вся сокровище Интернета произрастает на его краях

Если бы Интернет вспоминал как умная сеть, его создатели обязательно бы поняли сходу необходимость хорошей поисковой совокупности и внедрили возможности поиска в саму сеть. Но по причине того, что умными были именно создатели, они сделали Сеть через чур глупой для этого.

Так, поиск — это сервис, что возможно «воздвигнуть» на любом из миллионов финишей Интернета. Потому, что люди смогут сами предложить каждые услуги, каковые им захочется приобретать на своём финише, поисковые машины стали конкурировать между собой, благодаря чему показались и право выбора для пользователей, и всякие необычные новшества.

Поисковые машины — это лишь один пример. Потому, что всё, что делает Интернет — это перекидывает биты данных из одного финиша в второй, разработчики смогут создавать всё, что лишь смогут себе вообразить, совершенно верно зная, что Интернет будет передавать необходимые им эти.

Интернет не в собственности никому — ни звукозаписывающей отрасли…

Вам не нужно будет получать разрешений у обладателей Интернета, либо системных администраторов, либо Вице-президента по расстановке приоритетов.

У вас показалась какая-то мысль? Претворяйте её в судьбу, пожалуйста! И с каждой реализацией какой-нибудь аналогичной идеи сокровище Интернета возрастает.

Интернет создал вольный рынок инноваций. Это ключ к самой ценности Интернета. И как раз исходя из этого…

Деньги утекают на периферию

В случае если сокровище Интернета сосредоточена на его краях, сама его связность пытается стать предметом потребления. И людям нужно обеспечить ей такую возможность.

Формирование товаров потребление — красивый бизнес, но все попытки добавить ценности конкретно самому Интернету нужно пресекать. Конкретнее: те, кто снабжают связность Интернета, неизбежно захотят вырабатывать и контент, и предоставлять разные услуги, потому, что сама по себе связность стоит через чур недорого.

В случае если нам удастся добиться, дабы эти функции оставались раздельными, рынок сам сможет устанавливать цены, и именно поэтому инновации и доступность в сфере услуг и контента достигнут наибольшего уровня.

Финиш мира? Ничего аналогичного, мир финишей

В то время, когда Крейг Бёртон (Craig Burton) воображает глупую архитектуру Сети в виде полой сферы, состоящей только из одних финишей, он рисует картину, которая в точности соответствует самой превосходной особенности данной архитектуры: удалите сокровище из центра, и она будет цвести буйным цветом на соединённых между собой финишах Сети. Конечно, вследствие того что, в то время, когда любой финиш соединён с любым вторым, финишей, а вернее, тупиков, как таковых, нет.

А что мы делаем на финишах? Всё, что угодно. Всё, что может пригодиться любому человеку, которому пригодилась передача данных.

Обратили внимание на гордость в отечественном голосе, в то время, когда мы говорим «всё, что угодно» и «любому человеку»? Эти «всё, что и кому угодно» вероятны как раз благодаря глупой примитивности и простоты технической архитектуры Интернета.

Потому, что Интернет — это соглашение, он не в собственности никому — ни частному лицу, ни организации. Ни кроме того тем «священным» компаниям, каковые снабжают работу главных магистралей. Ни кроме того провайдерам, которым мы обязаны возможностью выходить в Интернет.

Ни кроме того хостинг-операторам, у которых мы арендуем серверы. Не в собственности Сеть и отраслевым ассоциациям, каковые уверены в том, что их существование находится на грани по причине того, что большая часть людей делает в сети.

…ни кабинетам министров «главных потребителей Интернета».

Не в собственности она ни одному из кабинетов министров, как бы честно те ни верили, что они просто стараются обеспечить собственному народу нравственное благополучие и безопасность.

Подключиться к Интернету свидетельствует дать согласие наращивать ценности на периферии Сети. И тогда происходит что-то очень увлекательное. Мы все оказываемся подсоединёнными в равной степени.

Расстояние не имеет значение. Все преграды отпадают, и в первый раз за всю историю людская потребность в коммуникациях возможно удовлетворена, вопреки неестественным барьерам.

Интернет в первый раз предоставил нам средства чтобы стать миром финишей.

Три покровители Интернета

Всё это факты. Мы же говорили, всё весьма легко.

Но что они означают для нас и отечественных действий… и более того, для поведения мегакорпораций и кабинетов министров, каковые до сих пор действовали и действуют так, словно бы Интернет в собственности им?

Вот три основных правила поведения, каковые конкретно проистекают из фактической природы Интернета:

  • Сеть никому не в собственности.
  • Любой может ею воспользоваться.
  • Любой может её улучшить.
  • Ну а сейчас разглядим каждое из них поподробнее.

    Сеть никому не в собственности

    Она неимеетвозможности никому принадлежать, кроме того тем компаниям, по чьим «каналам» проходят эти, потому, что это соглашение, а не предмет. Интернет не только находится в публичном владении, он сам есть публичным владением.

    И это прекрасно.

    Интернет — ресурс надёжный. Мы можем организовывать собственный бизнес, не опасаясь того, что какое-нибудь АОЗТ «Интернет» вынудит нас модернизировать оборудование, в два раза увеличит стоимость, когда мы окажемся на крючке у данной «корпорации», либо что она предпочтёт нас каким-нибудь соперникам.

    Нам не требуется тревожиться о том, что одни её части смогут трудиться лишь с одним провайдером, а другие — лишь с другим, как это происходит, к примеру, с мобильной телефонией в Соединенных Штатах.

    Нам не нужно будет волноваться, что базисные функции будут трудиться лишь на «платформах» Микрософт, Apple, AOL — легко вследствие того что Сеть находится «под ними», и так, оказывается вне контроля со стороны коммерсантов.

    Помощь Интернета распределена между всеми его пользователями. Она не находится в руках одного какого-либо провайдера, что непременно может обанкротиться. А дружно мы — значительно более эластичный ресурс, нежели каждая централизованная организация.

    Любой может им пользоваться

    Интернет был выстроен так, дабы охватить всю планету и всех её обитателей.

    В действительности, лишь десятая часть населения Почвы — всего лишь около 600 миллионов — на данный момент смогут выходить в Интернет. Так что слово «может» в утверждении «Любой может им пользоваться» — это дань жалким превратностям судьбы.

    Но если вы владеете достаточным числом материальных средств чтобы купить нужное оборудование и обеспечить себе подключение, в самой Сети вы не встретите никаких препятствий для подключения. Вам не пригодится системный администратор, что соблаговолит дать вам выйти в Сеть. Интернет оставляет полномочия и всякие разрешения вне себя.

    Вот из-за чего многим из нас Интернет думается «природным ресурсом». Мы так уже набились в Сеть, что она стала чем-то наподобие части людской природы, которая лишь и ожидала, дабы проявиться — подобно тому, как умение просматривать и писать сейчас есть частью того, что именуется человеком.

    Любой может улучшить её

    Любой из нас может сделать Интернет более благоприятным местом чтобы жить, трудиться и растить детей. Лишь полному остолопу, «оборудованному» металлической волей удастся сделать его менее благоприятным.

    Имеется два метода улучшить Сеть. Первый — создание сервиса на краю Интернета, которая будет дешева всем желающим. Сделайте её бесплатной, либо вынудите людей платить, начните клянчить с ней милостыню, наконец, — всё равняется.

    Второй метод — это сделать что-то более ответственное: изобретите целый комплект возможностей и новых услуг и создайте новое соглашение. Так показалась email. И группы новостей.

    А также сам WWW. Создатели этих совокупностей не просто придумали новые «концевые» приложения, и они точно не думали копаться с интернет-протоколом (IP).

    Вместо этого, они изобрели новые протоколы, каковые применяют Интернет «как имеется». Таким же образом соглашение о том, как кодировать изображения на бумаге для того, чтобы факсимильные аппараты имели возможность пересылать их по телефонным линиям, и наряду с этим никаких трансформаций в телефонной сети не требовалось бы.

    Стоит, но, не забывать, что в то время, когда вы придумываете новое соглашение, в надежде, что оно получит сокровище столь же быстро, как и Интернет, нужно добиться, дабы оно было открыто и общедоступно, и никто не имел возможности заявить на него собственных прав. Совокупностям интернет-пейджинга (instant messaging — IM) не удалось всецело показать собственный потенциал как раз вследствие того что эти условия не были выполнены.

    До тех пор пока разные интернет-пейджеры остаются «частными территориями» компаний, которым они принадлежат.

    Ведущие IM-совокупности на сегодня — AIM и ICQ, находящиеся в собствености AOL,и MSN Messenger — это частные территории, каковые смогут трудиться с Сетью, но ни при каких обстоятельствах не станут её частью. В то время, когда AOL и Микрософт решат, что их совокупности должны трудиться на глупом протоколе, что никому не в собственности, и которым все смогут пользоваться на равных, им удастся по-настоящему улучшить Сеть. А до того, глупыми остаются они — причём не в лучшем смысле этого слова.

    В случае если Интернет так несложен, из-за чего около него столько идиотства?

    Возможно, вследствие того что перечисленные выше три добродетели Интернета — напрямую противоречат взорам коммерческих компаний и правительств на мир.

    «Никому не в собственности» — бизнес определяется тем, чем он обладает, кабинеты министров определяются тем, что они осуществляют контроль.

    «Все смогут пользоваться» — для бизнеса, продажа товаров свидетельствует передачу эксклюзивных прав на применение от поставщика потребителю; для кабинетов министров, создание законов свидетельствует наложение ограничений на действия людей.

    «Любой может улучшить» — правительство и бизнес ревностно оберегают собственные полномочия. Лишь определённые люди смогут делать кое-какие вещи и вносить какие-либо трансформации в существующий порядок.

    власти и Бизнес по собственной натуре обречены на неверное познание природы Интернета.

    Имеется ещё одна обстоятельство, по которой Интернет не через чур прекрасно может растолковать, что он имеется такое: Толстосумы предпочитают втолковывать нам, словно бы Сеть — это легко медленное ТВ.

    Интернет вёл себя как Уолт, что написал в «Песне о себе»: «Мне наплевать, осознают ли меня. Законы природы прощенья не просят».

    Иначе, «законы природы» Интернета ни при каких обстоятельствах не думали, что люди смогут выстроить посредством Сети карьеру, не осознавая этих законов.

    Кое-какие неточности мы можем прекратить выполнять прямо на данный момент

    Компании, чья сокровище состоит лишь в распространении контента теми методами, от которых рынок уже шнобель воротит — эй, Звукозаписывающая Отрасль, слышишь нас? — пускай прекратят думать, словно бы биты — это «лёгкие атомы».

    Вы ни при каких обстоятельствах не вынудите нас прекратить копировать необходимые нам биты. Так из-за чего бы вам, вместо этого, не сделать так, дабы мы предпочитали брать у вас музыку? Да, линия побери, мы вам кроме того поможем реализовать нам то, что вы желаете, — лишь попросите об этом!

    Правительства, каковые спутали сокровище Сети с сокровищем её контента, должны осознать, что копаясь в ядре Сети они только снижают её сокровище. В действительности им бы следовало осознать, что совокупность, которая пересылает каждые биты на неспециализированных основаниях, без правительственной либо отраслевой цензуры, — это уникальная, самая замечательная открытого рынка и сила демократии за всю историю.

    «Священные» компании, провайдеры главных сетевых одолжений (подсказка, их заглавия начинаются с «теле» и заканчиваются на «ком») должны принять, что глупая сеть заглотнёт их умную сеть. Им бы следовало закусить полотенце и терпеть, а не швырять много млд дол на борьбу с неизбежным.

    Федеральные агентства, распределяющие частоты, имели возможность бы уже и подметить, что сокровище открытых частот равна подлинной ценности Интернета.

    Ревнители цензурного контроля над идеями имели возможность бы и осознать, что Интернет, куда бы ему чего ни пихали, не отличит, что из того, что ему запихивают, прекрасно, а что не хорошо. Какая бы цензура ни появилась, она всё равняется окажется с краю — и трудиться не будет.

    Возможно, компании, полагающие, что они смогут вынудить нас себя слушать и обращать внимание на их баннеры, понапиханные тут и в том месте по страницам, каковые мы пробуем просматривать, — осознают, что возможность перескакивать со страницы на страницу, заложена в самой архитектуре Сети.

    А до тех пор пока они с тем же успехом смогут развесить везде баннеры, на которых было бы написано: «Привет! Мы не понимаем, что такое Интернет. Да, и кстати, линия вас всех побери, уроды».

    Хорошо, хватит. Хватит биться лбом о реальность судьбы Интернета.

    Нам нечего терять, не считая собственной глупости.

    Рубаха-парень и весельчак | Folk HeroFunny Guy | Трейлер| 2016


    Темы которые будут Вам интересны: