Док сёрлз и дэвид вайнбергер о том, что такое интернет и с чем его путают

Док сёрлз и дэвид вайнбергер о том, что такое интернет и с чем его путают

Предлагаем вниманию отечественных читателей перевод уже ставшей известной статьи Дока Сёрлза (Doc Searls) и Дэвида Вайнбергера (David Weinberger) «Мир финишей: Что такое Интернет и как прекратить его путать с чем-то вторым». Наименование говорит само за себя: это целый маленький философский трактат об Интернете.

Неточности бывают различными.

На некоторых мы обучаемся. К примеру, никто уж больше не начнёт тешить себя мыслью, что продажа игрушек для домашних животных через Интернет — это хороший метод разбогатеть.

Но на вторых неточностях мы попадаемся неизменно, опять и опять. Полагая, к примеру, что:

  • что Сеть, как и телевидение, — это метод удерживать глазные яблоки в неподвижном состоянии, покуда рекламщики закапывают в них всё, что им необходимо.
  • что телекоммуникационные операторы должны фильтровать, осуществлять контроль ивсякими другими методами «развивать» Сеть.
  • что негоже пользователям общаться между собой, применяя различные интернет-пейджеры.
  • что не сильный местом Сети есть отсутствие регулирования, нацеленного на защиту отраслей, которым почудилась угроза с её стороны.
  • В то время, когда речь идет о Сети, многие из нас, как узнается, страдают от синдрома повторяющихся неточностей (либо же синдрома вальсирования на граблях). Особенно это относится журналов и издателей газет, теле- и радиовещания, кабельного телевидения, звукозаписывающей и кинематографической отраслей, и телефонных компаний, — и это лишь те, кто вспоминается сходу.

    Благодаря неимоверного авторитета, которым эта публика пользуется в Вашингтоне, синдром вальсирования на граблях распространился на законодательные и исполнительные органы, кроме того на суды.

    патроны и Оружие для расстрела интернет-радио предоставила RIAA.

    В прошедшем сезоне интернет-радио — молодую перспективную отрасль, которая угрожала дать слушателям куда более большой выбор, по сравнению со всё менее разнообразными и безнадёжно отсталыми «простыми» радиостанциями, — расстреляли прямо в колыбели.

    Оружие, патроны и подбадривающие крики «Ату их!» любезно предоставили Акт и звукозаписывающая отрасль о правах на цифровой контент в цифровую эру, в котором воплотились все страхи голливудских звероящеров, ногами проталкивавших данный закон через Конгресс во второй половине 90-ых годов двадцатого века.

    «Интернет разглядывает цензуру как повреждение на линии и ищет обходные маршруты», — вспоминается нам известное изречение Джона Гилмора. И это правда.

    В долговременной возможности интернет-радио победит. Совокупности интернет-пейджинга станут всецело совместимыми. Глупые корпорации поумнеют либо сдохнут. Глупые законы провалятся сквозь землю либо сменятся чем-то получше.

    Но, в соответствии с не меньше известному изречению Джона Мэйнарда Кейнса, «В долговременной возможности все мы — трупы».

    Всё, что нам необходимо осознать, так это — чем в действительности есть Интернет. Это не тяжело. Сеть — это не ракетная наука.

    Это, в случае если вдуматься, кроме того не поделка школьников на уроке труда.

    Так что катастрофу, к которой приведёт синдром повторяющихся неточностей, возможно не допустить прямо на данный момент — заодно не допустив совершения глупостей на пара млд дол — в случае если запомнить всего один несложный факт: Сеть — это «мир финишей». Вы находитесь на одном её финише, все остальные — на вторых.

    Само собой разумеется, весьма утешительно думать, что любой из нас имеет сокровище для Сети. Но это ещё и непреложная истина технической архитектуры Сети. А сокровище Интернета зиждется на его технической архитектуре.

    К счастью, подлинную природу Интернета не так уж тяжело осознать. В действительности, синдром танцев на граблях и Прозрение отделяют друг от друга только пара утверждений:

    1. Интернет не сложен
    2. Интернет — это не предмет, это соглашение
    3. Интернет глуп.
    4. Вливание новых сокровищ в Сеть понижает её собственную сокровище: от хороша хороша не ищут
    5. Вся сокровище Интернета произрастает на его краях
    6. Деньги утекают в периферию
    7. Финиш мира? — Ничего аналогичного, мир финишей.
    8. Три главные добродетели Интернета:
    9. а). Он никому не в собственности

      б). Им смогут пользоваться все

      в). Любой может улучшить его

    10. В случае если Интернет так несложен, из-за чего около него столько идиотства?
    11. Некоторых неточностей возможно было бы уже и не выполнять
    12. Интернет не сложен

      Основная мысль Интернета была в том, чтобы воспользоваться ужасающей силой простоты. Подобно тому, как в реальности гравитация заставляет громадной камень притягивать мелкие, Интернет создавался для того, чтобы удерживать совместно мелкие сети, образовывая, так, одну громадную.

      Интернет — это не телевидение, и не средство приковывать внимание к рекламе.

      Единственный метод добиться для того чтобы — упростить до примитива получение и отправку данных между сетями. Так, Интернет должен был стать несложным методом переправить биты данных из любой точки А в любую точку Б.

      Интернет — не предмет. Это соглашение

      Рассматривая опорные мачты и фонарные столбы, мы видим, что сети — это, фактически, провода. Эти же провода являются частями других систем — телефонных сетей, линий электропередач, сетей кабельного телевидения, и без того потом.

      В то время, когда мы слушаем радио либо наблюдаем телевизор, мы то и дело слышим, что всякие вещательные сети — это источники программ, показываемых по воздуху либо по кабелям.

      Так вот, Интернет — это что-то второе. Это не провода. Не совокупность. И это не источник программ.

      Интернет — это взаимодействия и средство сосуществования всего того, что именуется сетями. Это — «интер-сеть». В буквальном смысле.

      Такой она делается благодаря того факта, что это всего лишь протокол — тот самый пресловутый Internet Protocol (IP), в случае если быть правильными. Протокол — это соглашение о сотрудничестве отдельных частей.

      Он не регламентирует, что люди смогут делать с сетью, что они смогут громоздить на её краях, что они должны сказать и кто по большому счету в праве голоса.

      Протокол: желаете обмениваться с другими данными — пожалуйте. Желаете подключить компьютер — либо мобильный телефон, либо холодильник, — к сети, милости просим. Примыкайте к соглашению, которое и имеется Интернет.

      Интернет глуп

      Телефонная совокупность, которая не есть Интернетом (до тех пор пока, по крайней мере), — дьявольски умна. Она знает, кто откуда звонит, где кто находится, что транслируется — человеческий голос либо поток данных, на какое расстояние, во какое количество обойдётся звонок. Телефонная сеть предоставляет услуги, каковые лишь ей и необходимы: ожидание звонка, идентификация абонента и по большому счету всё то, что телефонные компании так обожают реализовывать.

      Финиш мира? Нет, мир финишей!

      Но Интернет — Интернет глуп. И это прекрасно. Его создатели добились того, что самая большая, самая безграничная сеть — глупа, как мешок с камнями.

      Интернет понятия не имеет о многом из того, что знает умная сеть наподобие телефонной: идентификаторы, полномочия, приоритеты, и без того потом, — всё это ему ни к чему. Интернет знает лишь одно: вот эту горсть битов нужно перекинуть из одного финиша Сети в второй.

      У создателей были довольно-таки весомые технические основания сделать Сеть глупой. Глупость — она прочна. Благодаря собственной глупости, Сеть нормально принимает новые людей и устройства, и потому быстро разрастается во все стороны.

      К тому же именно поэтому для инженеров выяснилось весьма подключение к сети любых «умных» устройств — камер, телефонов и по большому счету всего того, что цветёт буйным цветом на краях Сети.

      И всё вследствие того что довод «Глупость имеется благо» — не столько связан с вопросами разработки, сколько с вопросами значимости и ценности…

      Продолжение направляться.

      Смерть интернета. Что сотрёт с лица земли глобальную сеть.


      Темы которые будут Вам интересны: