Городской парк осветили отходы выгуливаемых псов

Первая в мире публичная биогазовая установка, трудящаяся на собачьих неожиданностях, вступила в строй в одном из парков Кембриджа, в штате Массачусетс. Курьёзный и необычный проект, что уже преподнёс сюрпризы его создателю, — это попытка вынудить общество по-новому посмотреть на утилизацию отходов и на получение энергии из экзотических источников.

Возмутитель самообладания — 33-летний американский живописец Мэтью Мадзотта (Matthew Mazzotta). Его свежее творение именуется «Искра парка» (Park Spark). Состоит совокупность из пары цистерн, одна из которых — ёмкость для метанового брожения (Anaerobic digestion), а вторая — что-то наподобие предохранителя, регулирующего уровень воды в первой.

Рядом с метатенком установлен газовый ретрофонарь, что Мадзотте подарили власти Бостона. Вырабатываемый из собачьих фекалий биогаз поступает по трубке в данный светильник.

Городской парк осветили отходы выгуливаемых псов

Установка Park Spark официально получила 1 сентября 2010 года. Расположилась она в нескольких кварталах от Массачусетского технологического университета, чей совет по мастерству CAMIT частично финансировал данный проект (фото Matthew Mazzotta/Park Spark Project).

Сжигаемый газ, в теории, обязан освещать толику пространства около установки. Но как на практике обстоит дело с освещением, мы поведаем ниже, а до тех пор пока поясним — Мэтью вовсе не стремился извлечь из собачьих сюрпризов сколь-нибудь весомую пользу.

По плану живописца, скромное пламя в фонаре — это что-то наподобие вечного огня, напоминающего прохожим о необходимости сохранения природы, сокращения выброса парниковых газов и творческого подхода к выработке энергии.

Жителям, выгуливающих собачек в парке, предлагается брать из ящичка на фонаре биоразлагаемые пакеты, каковые не должны портить «суп» в реакторе (их создатель установки закупил в Италии), и собирать в них продукты жизнедеятельности собственных питомцев. Потом пакет направляться кинуть в метатенк и покрутить колесо сбоку бочки — оно задействует мешалку в.

Сообщество бактерий, обитающих в жиже, приступает к делу, и через энное время появляется порция биогаза, содержащего метан. Чем больше сознательных собаководов наведываются совместно со собственными четвероногими приятелями к метатенку, тем продолжительнее может гореть «вечный пламя».

На схеме установки видна мешалка, и предохранительная труба, соединяющая реактор со второй бочкой. В неё переливаются излишки воды, в то время, когда поступает через чур много пакетов с отходами (иллюстрации Matthew Mazzotta/Park Spark Project).

Выстроив собственную совокупность, Мадзотта столкнулся с рядом трудностей. Сходу стало ясно, что для премьеры аппарата очевидно будет недоставать того самого пахучего сырья, которое он призван накапливать и переваривать. Для заметного начального импульса инсталляцию должны были почтить своим присутствием, возможно, все псины в городе.

К тому же Мэтью и его учёным-сообщникам из Гарварда (Harvard University) необходимо было населить чан бактериями определённых видов. В общем, для старта установки приятели были вынуждены доставить коровий навоз с близлежащих ферм.

Ещё загвоздка: воду для Park Spark не было возможности применять из-под крана (в ней содержится хлор, губительный для процесса брожения). Пара сот литров относительно чистой H2O было нужно привезти из реки Чарльз (Charles River).

Мэтью рассудил, что в парках реакторы с бактериями-метаногенами возможно было бы прятать под землёй (иллюстрации Matthew Mazzotta/Park Spark Project).

И всё равняется зрители далеко не сходу заметили разрекламированную «лампочку Мадзотты» в действии. Процесс анаэробного брожения отправился, но сначала в выходящем газе было относительно мало метана, дабы смесь возможно было поджечь. Авторы проекта растолковали, что в цистерны должны сперва размножиться верные бактерии-метаногены.

А тому, дескать, не через чур содействовали холодные ночи.

Бельше семи дней ушло на то, дабы «раскочегарить» установку до того уровня, в то время, когда узкий поток биогаза в трубке разрешил обратить себя в пламя. Данный светло синий язычок сначала был так скромен, что его никак не получалось заснять в ярком свете уличных фонарей. Потом пламя ещё мало подросло, тем самым хоть как-то оправдав целый арт-проект.

Настоящий эффект от инсталляции определяется не яркостью фонаря, а откликами в прессе. На что создатель, фактически, и рассчитывал, хотя привлечь к дискуссии неприятности разумной утилизации отходов как возможно больше людей (фото Matthew Mazzotta/Park Spark Project).

Воодушевлённый живописец пригласил обитателей из близлежащих кварталов в офис около парка, чтобы учавствовать в открытом дискуссии на тему «Как ещё возможно было бы применять данный метан?».

Пришли лишь четыре человека, из них один — приятель Мэтью. Предложения звучали самые бредовые, от освещения мест ночлега бесприютных до выработки энергии, направляемой к бормашинкам в зубоврачебном кабинете.

Помимо этого, сам создатель инсталляции рассуждал о возможности подсвечивать «собачьим биогазом» какие-нибудь местные мероприятия, световые шоу. Представляется, что для должного результата ему было нужно бы опять гонять грузовик за город за навозом.

Если судить по картинкам, при выборе направления для развитияпроекта Мадзотта слоняется к кипячению воды для чаепития на открытом воздухе. Это не просто так.

Столь комфортную версию применения метатенка Мадзотта уже один раз реализовал (иллюстрации Matthew Mazzotta/Park Spark Project).

У нынешней работы американского живописца был проект-предшественник. Весной 2010 года недалеко от голландского Драхтена (Drachten) получил аппарат под необычным заглавием «Загружённый в изучение» (Steeped in без сомнений). Данный раскладной чайный домик, созданный Мэтью из местных материалов, при необходимости преобразовывается в шесть кресел-лежанок с газовой горелкой посередине.

Последняя играет роль очага, у которого имели возможность бы планировать местные обитатели для бесед о природе, о пользе чая, о лекарственных растениях, в общем, обо всём, что может прийти в голову в аналогичной обстановке.

Нужно ли пояснять, что биогаз для импровизированной плитки поступает из стоящего рядом метатенка, перерабатывающего коровий навоз с местных ферм?

Создав Steeped in Exploration, Мадзотта, во-первых, придумал некое новое социальное пространство, а во-вторых, испытал собственные силы в налаживании работы анаэробного реактора (фотографии Matthew Mazzotta).

Логично появляется вопрос: как выгодно переносить идею утилизации отходов животноводства на парки с толпами людей, выгуливающих собственных хвостатых подопечных?

С коровами всё-таки несложнее. Сами количества навоза на больших фермах воистину промышленные. Из этого и огромные установки, создающие биогаз, не первый год растущие как в Европе, так и за океаном.

Метатенки, соседствующие с фермами, часто снабжают энергией эти самые фермы, но время от времени размер установок разрешает производить из биогаза ток для иных потребностей.

Так, несколько лет назад в Калифорнии получила станция, превращающая навоз от пяти тысяч коров в электричество для тысячи домов. Проект называющиеся Cow Power запустила калифорнийская компания BioEnergy Solutions. А в Швеции, например, как-то вывели на рельсы поезд на биогазе.

Самодостаточность установки Steeped in Exploration, применяющей лишь локальные ресурсы, побудила живущих рядом голландцев начать опыты с чаем из местных трав (фотографии Matthew Mazzotta).

Но и это не самое причудливое использование давешней разработке. Весной нынешнего года компания Hewlett-Packard выдвинула идею питаемых навозом дата-центров (cow-powered data center) с потребляемой электрической мощностью более мегаватта.

Главная идея: фермеры имели возможность бы сдавать в аренду площади для высокотехнологичных организаций, снабжая их «зелёной энергией». При таких условиях инвестиции в метатенки окупились бы менее чем за два года. И всем было бы выгодно: фермерам — стабильный доход, арендаторам из сферы IT — имидж защитников и удобная площадка природы, ну а последней — некое замедление пресловутого глобального потепления.

Метан в десятки раз более сильный парниковый газ, чем CO2. При бестолкового выброса навоза метан всё равняется неспешно образуется, лишь оказывается в воздухе, а при сжигании метана получается менее страшный диоксид углерода. Это всецело справедливо, кстати, и в отношении собачьих «подарков» в парках.

HP не просто придумала дата-центры недалеко от ферм, а подробно вычислила целый энергетический цикл, включая совокупности охлаждения замечательных компьютеров. Потоки жидкости, газов, выход и теплообмен электричества – всё было учтено в совершённой работе (иллюстрации Hewlett-Packard).

Мысль HP хороша синергическим эффектом. Во взаимно поддерживаемой связке «ферма — дата-центр» ничего не исчезает зря. В следствии растёт не только энергетическая эффективность проекта, но и экономическая.

И данный пример — предлог возвратиться к собачкам. Установка Мадзотты выглядит курьёзом чистой воды, но есть отголоском куда более важных замыслов.

В первый раз мысль превращения собачьих фекалий в энергию появилась в Сан-Франциско более четырёх лет назад. За дело взялась Sunset Scavenger — дочерняя структура компании Recology (она специализируется на утилизации и вывозе мусора), именовавшейся тогда Norcal.

Основания для попытки отыскать золотую жилу в фекалиях домашних животных имелись весомые. В заливе Сан-Франциско (Bay Area) неожиданности собачек равны порядка 4% от всех отходов жилого сектора, соперничая с подгузниками.

А это указывает тысячи тысячь киллограм необычного сырья. Чисто математически это много потенциального биогаза (фото с сайта inhabitat.com).

В качестве пробы Norcal развернула сбор фекалий псов, причём в самом облюбованном у собаководов месте прогулок, парке Дюбос (Duboce Park), находились контейнеры с биоразлагаемыми мешками для этих самых отходов. Предстоящий путь пакетов был очевидным — в одну из существующих установок по выработке биометана.

Но уже в 2008 году проект практически погиб. По данным SFGate, «глобальный» сбор собачьих фекалий в парках не отправился по чисто денежным обстоятельствам: вывоз тонны мусора на свалку так же, как и прежде дешевле запуска аналогичного энергетического проекта, сколько бы в том месте галлонов дарового горючего ни сулила эта разработка.

Представитель Sunset Scavenger Роберт Рид (Robert Reed) подчернул, что яблоком раздора стали те самые биоразлагаемые мешки для фекалий, каковые лишь и возможно кидать в метановый реактор. Главные веса обладателей псов (приученные, увидим, убирать на городских улицах сюрпризы от своих подопечных) пользуются полиэтиленовыми пакетами, каковые метатенк забили бы намертво.

Если вы желаете, дабы обладатели псов везде складывали драгоценные отходы для предстоящего их преобразования в метан, необходимо везде расставить контейнеры с биоразлагаемыми мешками. Но сами обитатели городов чуть ли захотят на них раскошелиться.А ещё остаётся открытым вопрос, как при масштабирования разработки контролировать – не отправляют ли люди в метановые установки простые пластиковые пакеты (иллюстрации с сайтов sfgate.com, parksparkproject.com).

Вместо «собачьей энергии» Sunset Scavenger в партнёрстве с другими компаниями наладила производство энергии «ресторанной», другими словами начала собирать пищевые отходы, переправляя их во всё те же реакторы брожения. То ли логистика здесь появлялась несложнее, то ли количество отходов значительнее.

Ну а уникальный проект превращения фекалий домашних собачек в свет обязан проработать до 25 сентября. Что будет дальше — создатель установки не поясняет. Экономической пользы в Park Spark нет и быть неимеетвозможности, а на оплату данного художественного плана, другими словами для действия на экологическую сознательность граждан броским во всех смыслах примером, — необходимы средства.

И в случае если уж громадный Сан-Франциско со своим количеством собачьих отходов похожий план не поднял, скромному Кембриджу куда уж тягаться. Как экономически оправданно применять энергию, которая, казалось бы, валяется под ногами, пока никто не придумал. Пожалуй, как раз тут собака и зарыта.

МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ПАРК ОТДЫХА и КУЛЬТУРЫ


Темы которые будут Вам интересны: