Владислав резник: антикризисные законы носили нерыночный характер

Владислав резник: антикризисные законы носили нерыночный характер

Кое-какие законы, принятые во время кризиса и заметно расширившие полномочия Центрального банка, носят нерыночный характер и со временем они должны быть отменены. // Петр Рушайло,«Деньги»

Закон же, разрешающий банкам вводить депозитные вклады без права досрочного отзыва, нарушает главные права граждан, и депутатам направляться его отклонить.

Это то, что я именую включили финансовый брандспойт

Какие конкретно самые важные, с вашей точки зрения, законы уже приняты в связи с кризисом в осеннюю пору 2008 — весной 2009-го?

— Не желал бы заниматься перечислением, их было в общем итоге 11. Это был стабилизиционый пакет, что разрешил в значительной мере смягчить кризис. В случае если сказать об неспециализированной сути мер — это то, что я именую включили финансовый брандспойт.

Это по большей части бюджетные вливания?

— Не только бюджетные, все это — вливание денег. По причине того, что в то время, когда на рынок идут средства ЦБ, то это не бюджетные вливания. А по Нацбанку было принято очень многое — это и возможность предоставления им беззалоговых кредитов, возможность для ЦБ не лишать банки права трудиться с физическими лицами при нарушении отдельных нормативов.

По большей части все законы, касавшиеся ЦБ, каковые проходили через денежный комитет Государственной думы, являлись антикризисными. Не могу выделить, какой из них более серьёзен либо менее. Не смотря на то, что, с моей точки зрения, многие из них носили в значительной мере нерыночный темперамент и мне не весьма нравились.

Какие конкретно как раз?

— Да хотя бы забрать те же самые разрешения Нацбанку выдавать беззалоговые кредиты либо регулировать банковские ставки. Либо столь усиленная помощь госбанков по сравнению с другими банками. Все это не весьма разумно в стратегическом замысле.

Отчего же Государственной дума на это отправилась?

— По причине того, что в то время это было нужно.

А из-за чего нужно было поддерживать как раз госбанки?

— В противном случае было не запустить массовое кредитование. А иначе, большинство вкладов физических лиц находится в весьма малом количестве банков, по большей части как раз в банках с государственным участием.

Вы вычисляете, что массовое кредитование запустилось?

— Стало лучше. Но мне не нравился волевой порядок, в то время, когда от банков, взявших государственную поддержку, потребовали каждый месяц увеличивать на 2% количество выдачи кредитов. Появлялся вопрос: кто будет нести ответственность за уровень качества выданных кредитов, в случае если отправятся невозвраты? Кто возьмет на себя ответственность за такую политику?

Управление ЦБ? И чем они смогут отвечать, не считая как собственной должностью?

Не нравилась мне и мысль с комиссарами — уполномоченными лицами ЦБ в банках, взявших государственную поддержку. И еще достаточно многие вещи, которые связаны с чисто административными механизмами стимулирования экономики. С моей точки зрения, лучше было бы стимулировать конечный спрос, другими словами потребителя, и деньги давать потребителю.

Конечный спрос также был простимулирован, тем же повышением пенсий и зарплат, но эти деньги на рынок как-то не очень попали.

— В некоей степени, да, согласен. Но по-моему, еще тщетнее давать деньги, к примеру, конкретному автомобильному заводу. В случае если у него на складе вместо 10 тыс. нереализованных машин будет находиться 200 тыс., что принципиально изменится? Реализации-то нет. Исходя из этого необходимы такие меры, как помощь конечного потребителя. К примеру, поддерживать банковские ипотечные программы, другими словами за счет госсредств компенсировать потребителю отличие между ставкой по ипотечному кредиту и рыночной ставкой кредитования.

Или обнаружить иные меры, увлекательные для рефинансирования банков, и направлять эти средства на ипотеку.

Из-за чего именно на ипотеку?

— Ипотека хороша тем, что 1 руб., инвестированный в постройку, свидетельствует приблизительно 15 руб. роста спроса в экономике. Так как если вы начинаете строить жилье, вам нужно производить металл, провода, отделочные материалы и т. д. Так, получается весьма хороший мультипликативный эффект.

У ЦБ и без того масса возможностей оказать влияние на любой банк

Возвратимся к экстренным мерам. Как я не забываю, сравнительно не так давно председатель центробанка Сергей Игнатьев попросил Госдуму продолжить срок действия некоторых из них. Как к этому относятся в государственной думе?

— Игнатьев назвал четыре меры. Первая — продолжить на год срок, за который ЦБ может выдавать беззалоговые кредиты. Вторая — продолжить на год право ЦБ ограничивать ставки по депозитам коммерческих банков.

Третья мера — позволить кредитным организациям производить облигации на сумму больше их уставного капитала. И четвертая — ввести депозитные вклады без права досрочного отзыва.

Сейчас о отечественной реакции. По беззалоговым кредитам — разумеется, нужно поддержать. Это хороший метод помощи ликвидности финансовой системы в кризисное время. Вторая мера создаёт двойственное чувство, это спорный вопрос. Изначально я по большому счету не весьма желал, дабы у ЦБ была возможность ограничивать ставки по депозитам, это нерыночный механизм, это может ограничивать борьбу.

Годом ранее мы одобрили такое право ЦБ, но Национальный банк, к чести собственной, им ни разу не воспользовался.

В случае если право имеется, возможностью его применения возможно…

— С моей точки зрения, у ЦБ и без того масса возможностей оказать влияние на любой коммерческий банк. ЦБ их из года в год все реже и реже применяет, но возможности такие имеется, и с этим никто спорить не будет.

Помимо этого, мне думается, что как правило банки объявляют высокие ставки в чисто рекламных целях, дабы заманить клиента в офис, настоящие ставки по депозитам у них значительно ниже. Тогда это вопрос регулирования не ставок, а, скажем, недобросовестной рекламы.

В случае если же банк в действительности завлекает средства, скажем, под 20% годовых, то, я думаю, по окончании анализа его денежного состояния найдется пара десятков обстоятельств для отзыва у него лицензии. Исходя из этого не весьма мне нравится давать право ЦБ регулировать депозитные ставки. Но в принципе, потому, что они не используют эту меру, возможно, и возможно им покинуть данное право — на год либо полгода, но не навечно.

Что касается права выпуска облигаций на сумму, превышающую капитал, я считаю, что такую норму нужно вводить для всех эмитентов, не только для кредитных организаций. Мы уже давно внесли в государственную думу соответствующий закон. Но с этим жестко не согласен комитет ГД по законодательству — они считают, что подобное послабление разрешит создавать денежные пирамиды.

светло. Четвертая мера — это депозитные вклады без права досрочного отзыва.

— А вот это предложение ЦБ мне весьма не нравится. Я не весьма осознаю обстановку с житейской точки зрения. Я либо вы дали банку деньги, личные, а забрать вы их не имеете возможность.

Совсем неясно из-за чего.

ЦБ в далеком прошлом это предлагает, говорит, что это таковой особенный вид договора.

— Считаю, что нужно постоянно иметь возможность распоряжаться собственными средствами. Я осознаю, что возможно заключить контракт, при котором я лишусь процентов, заработанных на этих деньгах. Но деньги-то собственные я должен иметь право забрать в любую секунду.

Вот вы лично желали бы оказаться в ситуации, при которой личные средства не могли бы забрать при необходимости?

Смотря как больший процент довольно простого депозита я буду приобретать по такому вкладу. Это же свобода выбора каждого человека.

— Я не весьма верю, что вам будут платить громадные проценты. Проценты будут те же самые, легко на практике подобные вклады неспешно вытеснят все иные.

А для чего пригодился совсем сравнительно не так давно принятый закон, заметно смягчающий требования к банкам, имеющим право на работу с физлицами?

— В том месте не совсем таковой суть, как вы рассказываете. Данный закон показывает, что при нарушении определенных нормативов ЦБ сейчас не будет обязан вводить запрет на работу банка с физическими лицами. Но у ЦБ все равно остается обязанность при угрозы вкладчикам и кредиторам отозвать лицензию этого банка. Так, мы не ухудшим обстановку для вкладчиков.

А для банков с учетом кризиса очень сильно улучшим. К примеру, не отвечает банк требованиям по доходности, кроме того показывает в этих условиях убытки. Но он стабильный, ничего ему не угрожает. Для чего же вводить запрет на работу с физлицами?

Ясно, что на практике, в случае если таковой запрет будет введен, на следующий день же все клиенты в данный банк прибегут за деньгами, и он упадёт.

Для чего же тогда было принимать закон, обязывающий ЦБ вводить запрет на работу с физлицами?

— Тогда не было кризиса. А позже, финансовая система была весьма нечистой. Данный закон при всех его недочётах разрешил возможность почистить финансовую систему.

А по большому счету как на данный момент, по-вашему, надежна финансовая система с позиций защиты заинтересованностей вкладчиков? За последний год случилась большая докапитализация Агентства по страхованию вкладов; хватает ли в том месте на данный момент денег для компенсаций вкладчикам?

— Докапитализация была совершена не в целях пополнения гарантийного фонда — эти деньги пошли на санацию последовательности банков.

Прекрасно, а в гарантийном фонде денег достаточно?

— В кризисное время — не хватает.

Имеется ли какие-то механизмы, разрешающие при необходимости скоро его пополнить? Это же бюджет переделывать нужно.

— А в этом сейчас нет необходимости. Просто не совсем верно сравнивать размер гарантийного фонда с общим объемом обязательств банков перед населением. Дело в том, что большинство вкладов находится в том маленьком количестве банков, каковые приобрели огромную господдержку.

Исходя из этого рисков тут я не вижу.

Риск социальных неприятностей может привести к тому, что будет не до экономики

Кстати, о бюджете. на данный момент он принят с громадным недостатком, причем недостаток данный — на пара ближайших лет. Как продолжительно экономика может выдерживать таковой режим существования?

— Я думаю, пара лет выдержит. Но нужно осознавать, что это политическое ответ. Мы пошли по весьма тяжёлому пути.

Мы сохранили все социальные обязательства.

А с чисто экономической точки зрения?

— Бывают моменты, в то время, когда в действительности тяжело взвесить, что серьёзнее. Возможно, экономические риски становятся больше. Но риск социальных неприятностей может привести к тому, что не до экономики будет.

У нас что, так быстро возросли социальные неприятности?

— Само собой разумеется, кризис же… Воображаете, что было бы, если бы забрали и обрезали социальные обязательства бюджета в кризисное время? Я пологаю, что тут, в Москве, мы, возможно, в первоначальный момент и не весьма почувствовали бы это.

Но население регионов почувствовало бы это весьма без шуток.

Для чего же было набирать столько обязательств?

— Не предвидели кризиса. Но отечественные действия основывались на достаточно важных мыслях. Так как какое количество лет люди грезили об этих возможностях — весьма долго, В первую очередь 1990-х.

И в условиях хорошей конъюнктуры последних практически десятилетия, возможно, хотелось, дабы не только резервы были, но и дабы людям жизнь уменьшить. Не забывайте, среднестатистическая заработная плата во второй половине 90-ых годов двадцатого века была чуть больше 600 руб.? Тяжело представить себе на данный момент такую жизнь.

Но последние ответы, о увеличении пенсий к примеру, были приняты уже в разгар кризиса.

— Об этом объявлялось заблаговременно. Говорили, что мы увеличим, проиндексируем пенсии. Это исполнение тех обязательств, каковые брали на себя ранее.

Но это же чем-то необходимо компенсировать. Из того же резервного фонда, что заканчивается в следующем году…

— Полностью правильно. Значит, дальше будем какое-то время заимствовать.

Это, по-вашему, политически неопасно? В 1990-х огромные бюджетные заимствования именно и стали причиной кризису — как к экономическому, так и к политическому.

— Нужно все делать разумно. До тех пор пока бюджет выдерживает заложенный количество заимствований. Вопросы в действительности не в количестве заимствований, основное — добиться эффективности трат бюджета.

И как это сделать?

— У нас в правительстве имеется целая рабочая группа по этому вопросу.

Другими словами это закачивание денег в госбанки?

— Я не считаю, что это неэффективный метод. Нужно наблюдать на итог. Вопрос эффективности — это не некая работа по смете, как это на данный момент происходит.

Нужно больше трудиться над тем, дабы обеспечить финансирование конечных получателей выделяемых сумм.

Резник, Владислав Борисович — Биография


Темы которые будут Вам интересны: