Банки все время в положении виновного

Банки все время в положении виновного

Нужно избежать убийство малых банков и разбалансированность совокупности, к которой приведет создание банковских СРО. Об этом в интервью «БО» заявил президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир Джикович.

— Владимир Велийкович, какие конкретно, на ваш взор, главные выводы возможно сделать по итогам состоявшегося диалога в рамках Банковской семь дней в Петербурге?

— Было отмечено, что нехорошего варианта развития кризиса 2008 года удалось избежать. Но кризис не закончен. Кроме того показались ожидания возобновления негативного развития событий.

Появляются теоретические опасения ухудшения обстановки с ликвидностью в скором будущем. Как следствие вероятно увеличение ставок по кредитованию.

На данный момент обстановка приблизительно однообразная у всех банков: нет неистовых темпов развития, как до 2008 года. Тогда количества потребкредитования росли по 50–60% в год, сейчас это 15–20%. Не смотря на то, что и это много, в случае если учесть, что до сентября 2010 года они были кроме того отрицательными.

Бизнес относится с опаской к займам, а банки — к их выдаче. По причине того, что все не забывают неточности тех банков, каковые вкладывались в недвижимость и развивали ипотеку без начального взноса, считая, что квадратный метр неимеетвозможности дешеветь.

Регулятор также сделал определенные выводы: Банк России начал стимулировать создание дополнительных резервов. Ужесточение надзора, само собой разумеется, объяснимо: Национальный банк осуждают за якобы не сильный надзор в связи с громкими банкротствами Межпромбанка и Банка Москвы. Но будем говорить прямо: новые меры ложатся бременем на банки, что не стимулирует развитие кредитования.

— Практически все банки по собственной инициативе начали вырабатывать дополнительную денежную подушку кроме того в ущерб собственной прибыли. Какие конкретно еще шаги нужно сделать, дабы избежать отрицательных последствий ожидаемого ухудшения экономической обстановке?

— Само собой разумеется, любой обязан планировать сам. Но обращу внимание на предупредительные меры, направленные на повышение минимального капитала. Идет разговор о поднятии планки со 180 млн рублей до 300.

Считаю, что это неестественная мера, которая не примет решение всех неприятностей.

Банки, которыми руководят сильные менеджеры, уже увеличивают капитал — без всяких понуканий, в соответствии с существующими рыночными условиями.

Но имеется маленькие региональные банки, каковые не смогут в два раза расширить собственный капитал. Значит, они будут вынуждены уйти с рынка. А так как далеко не везде имеется филиалы больших банков, то кое-какие территории, так сообщить, неэффективные для банков, денежно обесточатся.

Кроме того Сбербанк, что делал в определенной степени социальную функцию, уменьшает количество филиалов. Уже имеется регионы, где по большому счету нет коммерческих банков. И что тогда?

Покажутся какие-то посредники, какие-то жучки, каковые будут на незаконном основании осуществлять банковские операции.

Считаю, что уничтожать банки либо реализовывать неясно кому — это ошибочное решение.

— В собственных выступлениях на Банковской семь дней спикеры ЦБ и комитета финансов Санкт-Петеррбурга говорили о предпосылках уменьшения количества национальных средств, размещенных на депозитах коммерческих банков. Чем эту брешь возможно будет заполнить?

— К сожалению, ничем. Министерство финансов размещает на депозитах временно свободные средства. Все знают, что это маленькие деньги, каковые не решают проблему с финансированием. Частично повысить ликвидность сможет возврат к совокупности беззалоговых кредитов.

Последовательность банков смогут напрямую приобретать рефинансирование в ЦБ без обеспечения, а следующий уровень сможет приобретать уже от них под поручительство в размере собственного капитала. Что касается внешнего фондирования, то в ближайшее время доступ к нему будет затруднен.

— Где искать денежные источники для пополнения ресурсной базы банков?

— В случае если забрать все деньги в стране за 100%, то в банковской совокупности находится приблизительно одна четверть, другое — это бюджеты различных уровней, казначейства, фонды и т.д. Вот вам и источники. И бюджет бы получил, если бы обслуживался в банках.

Но считается, что это нереально, страшно, что все деньги пропадут.

Долгие деньги имела возможность бы обеспечить та часть граждан, которая готова вырабатывать собственные личные пенсионные замыслы. Госформула 12х12 непопулярна. Из-за чего бы не сделать, как во всем мире? Дабы люди формировали пенсию сами в любом банке с условием, что при снятии денег до выхода на пенсию утратят проценты.

Достаточно было бы дать льготы по налогообложению этих сумм. А уж банки сами нашли бы метод простимулировать клиентов к пенсионным вкладам.

Где забрать среднесрочные деньги? Приведу пример с вероятным вариантом накоплений начального взноса на квартиру. Сейчас это 3–5 млн рублей.

В случае если банк будет знать, что клиент планирует в течение трех лет копить сумму на своем счету, то даст повышенные проценты. Лишь эту сумму необходимо будет дополнительно застраховать — так как она сверх 700 тыс. рублей. Но это нужно решить на законодательном уровне.

— Законодательные инициативы сыплются на головы банкиров, как из рога изобилия. Что поддерживаете и что категорически не приемлете?

— Категорически не приемлю позицию главы комитета по денежному рынку Государственной думы господина [Владислава] его инициативы и Резника. Вследствие того что все его идеи идут против развития финансовой системы, начиная с лоббирования законов о платежных агентах, каковые разрешили войти в обход финансовой системы триллионы денег, практически оставшихся бесконтрольными. Чем это аукнется, еще заметим.

Сейчас Резник вышел с новой инициативой — создать закон о авторегулировании в банковской сфере. Нигде в мире для того чтобы нет. Пробовать принять закон о авторегулировании, в особенности по окончании больших банкротств, — это риск утраты денег настоящего сектора. Это провокация в чистом виде.

Как по большому счету такие люди смогут находиться во главе комитетов? Так как они практически генерируют законы против банков.

Второй вопрос — корпоративные правила. Они необходимы. И их производят ассоциации. Но кроме того ассоциациям нельзя передавать какие-то функции управления — лишь рекомендательную силу. В других отраслях уже создали СРО.

Их СРО уже год проработали и выявилось довольно много неприятностей. Так что им нужно будет кувыркаться еще минимум год. Но у них — вторая специфика, потому их сложности не отражаются на всей стране сходу. А, воображаете, в случае если банки начнут кувыркаться?

Это же сходу отразится практически на каждом гражданине.

На законодательном уровне нужно обеспечить базу для обычных взаимоотношений между банком и клиентом. Так как что происходит? Банки все время находятся в положении виновного: якобы неправильно составлены соглашения, забраны комиссии, штрафы и т.д. Но банки не нарушают закон. Закон это просто не регламентрирует, исходя из этого банки руководствуются Гражданским кодексом.

А в то время, когда доходит до споров, то Федеральная служба защиты прав потребителей, защищая интересы граждан в суде, довольно часто побеждает в связи с тем, что суд внес собственный очевидно более весомое слово в защиту клиентов. Еще один камень преткновения — нормативный документ о регистрации движимого имущества. С недвижимым вопрос решен. А движимое никто не регистрирует, что затрудняет предоставление кредитов.

Требуется принять последовательность законов, каковые разрешат банкам принимать обеспечение по кредитам без страха неосуществимости реализовать собственный залоговое право. А до тех пор пока у банкиров ходит таковой анекдот: самое ужасное — это остаться с залогом на руках. Да, законодатель решил, что возможно досудебное изъятие залога. Но он сообщил «А», не сообщив «Б». В итоге нерегламентированная процедура, которая связана с этим изъятием, больше напоминает хождение по мукам.

Банк говорит: «Ты юрлицо, дам тебе кредит, ты мне дашь в залог собственный строение. Но для уверенности нужна расписка, что за твое имущество кроме этого отвечают и члены твоей семьи». Тут прокуратура приходит: «Что это такое?

Рабовладельчество начинается?» Осознаёте, вот это все — ненормальная обстановка, не цивилизованная.

Сейчас о законе по безотзывным вкладам. С ним также получается ерунда. По закону вклады возможно забрать в любое время. Воображаете, что будет, в случае если все придут и все заберут? Все грохнется, по причине того, что деньги находятся в обороте банков. Исходя из этого мы говорим, что часть вкладов нужно сделать условно безотзывными, дабы их возможно было снять, предотвратив хотя бы за месяц.

А банки имели возможность бы давать по таким вкладам больший процент и параллельно снизить ставки по ипотечному кредиту.

Имеется и другие законы, каковые нужно безотлагательно принимать, к примеру, о потребительском кредитовании, о коллекторах. Но они почему-то лежат мертвым грузом. Кроме того 175-ФЗ до сих пор не сделали бессрочным (в последний момент воздействие закона продлили до 2014 года, см.«Добавили устойчивости»  — Прим. «БО»).

А вдруг Дума его не примет, а в январе кто-нибудь обанкротится? Кому нервы-то щекочем? Вместо того дабы заниматься делом, занимаются какими-то интригами.

К теме о страховании вкладов: как раз тут, в Питере, мы создали первый таковой фонд. Но тогда мы имели возможность компенсировать утраты лишь пенсионерам и лишь частично — у нас был банк «Петровский» с громадным числом пенсионеров. Позже мы изучали опыт других государств, принимали участие в разработке закона о страховании вкладов в собственной стране.

Будущее его была не несложная. То гос дума отклоняла, то глава государства, то Сбербанк одно время был категорически против. Татьяна Парамонова [бывший заместитель председателя, первый заместитель председателя, и.о. главы центробанка РФ] мне тогда сообщила: вы осознаёте, что вы нам предлагаете — на данный момент все разворуют и из данной идеи ничего не окажется? А Сбербанк рассуждал так: что это я обязан платить за всех — я так как ни при каких обстоятельствах не обанкрочусь. Я тогда парировал: в случае если побегут из вторых банков, от вас также побегут.

И эта дискуссия продолжалась 10 лет.

Сейчас коллеги из других государств говорят, что этот закон оказался лучше, чем в Европе, по причине того, что он прямого действия. В то время, когда его не было, Сбербанк писал: «Вклады защищены страной». Не смотря на то, что в бюджете страны не было ни строки на эти цели.

— Как строятся ваши отношения с Ассоциацией русских банков и Ассоциацией «Российская Федерация»?

— Мы со всеми дружим. АРБ создавалась по предложению Столичного Ленинградской ассоциации и банковского союза банков, другими словами мы тогда уже существовали. Посмотрите на стену, в том месте висит первый протокол отечественной Ассоциации от 1 ноября 1989 года.

С этого документа все началось. После этого, в декабре 1990 года, еще при Советском Альянсе, показалась АРБР, и уже через три месяца, в марте 1991 года, была создана АРБ. Я вхожу в совет АРБ с самого начала ее создания.

Вместе с отечественными сотрудниками мы стараемся осуществлять различные проекты, в частности пригласили их на Банковскую семь дней. В следующем году, надеюсь, расширим сотрудничество, дабы было побольше представительств как раз региональных ассоциаций. Кстати, Банковская семь дней, которую мы проводили уже в третий раз, — это отечественная мысль.

И другие ассоциации ее поддержали.

— А для чего вы организовали портал залогового имущества?

— Раньше банки собственные неликвидные активы реализовывали самостоятельно: одни посредством посредников, другие посредством собственных сайтов. Мы решили всех их объединить. Так эргономичнее и для клиентов — громадная степень доверия к залогам, и для продавцов — нет посредников. Пользоваться порталом смогут все банки, действующие в России совсем безвозмездно.

К слову, кое-какие банки посредством этого сайта кроме того экономят на оценщике: находят машину, подобную той, под которую дается кредит и, раз та уже оценена, определяют сумму залога. Исходя из этого мы сохраняем надежду, что данный проект отыщет широкое использование. АСВ также начало размещать данные на отечественном сайте — у них большой список в разделе «Имущество по окончании санации банков».

— В Петербурге около 200 банков. Из них с местной пропиской — 38, значит, все остальные — иногородние. Преимущественно из Москвы.

Двум столицам не тесно на одном поле?

— Банки различные: имеется питерские большие, а имеется столичные типа «Три пенька». Исходя из этого, в то время, когда обращение о громадных городских проектах, думаю, важную роль играется не географическая принадлежность, а размер капитала банка — таким легче победить тендер.

— Как отразилась на настроении бизнеса смена людей на главных позициях в городе?

— Для нас до тех пор пока все так же, как и прежде. Но я знаю, что на данный момент новое управление заморозило часть строительных проектов, не только таких больших, как Орловский тоннель, но и маленьких. В целом до тех пор пока никакого негатива мы не видим.

— В British Bankers’ Association говорят: «Отечественная задача, дабы нас полюбили». Не смотря на то, что им уже 300 лет. На ваш взор, население так же, как и прежде ненавидит банки?

— Противопоставление между богатыми и не весьма людьми еще в силе. Но в Российской Федерации уже меньше людей уверены в том, что в банках крутятся деньги лишь жирных котов.

 

Скриптонит — Положение


Темы которые будут Вам интересны: