До особых рекомендаций

До особых рекомендаций

Претендуя на руководящую должность, любой кандидат должен быть готов дать советы от своих прошлых работодателей. Краткую инструкцию по формированию пакета с хорошими отзывами составил D’.//Инга Коростылева.«D’» №13-14 (76-77) от13 июля 2009.

Советы были очень распространены в СССР. Тогда они назывались чертями и носили весьма формальный темперамент, не содержа в себе ровно никаких нужных сведений. В общем, штампами, были перечислены трудящегося и достоинства гражданина.

Быть может, как раз ассоциации с этими никчемными листками мешают многим современным работодателям по-настоящему без шуток принимать письменные советы. Кроме того если они требуются, параллельно все равно идет сбор устных отзывов о соискателе, каковые носят в большинстве случаев более неформальный темперамент, а оттого ценятся выше. Но располагать неким пакетом черт — отнюдь не излишне, в особенности сейчас, в то время, когда борьба на рынке очень обострилась.

Сбор рекомендаций, как устных, так и письменных, в большинстве случаев начинается на завершающем этапе собеседования — в то время, когда к финалу приходят пара одинаково опытных соискателей либо работодатель хочет совсем убедиться в том, что конкретный кандидат ему подходит. Имеется наниматели, каковые вовсе не просят рекомендаций, но если они подыскивают персонал через агентства, то без черт не обойтись — их соберут рекрутеры, дабы составить самый полный портрет кандидата.

Время собирать бумаги

Итак, начиная поиски работы, нужно заблаговременно обдумать, как вы при необходимости раздобудете письма с чертями и на кого направляться сослаться в качестве рекомендателей. «При подборе персонала Я уделяю большое внимание тому, готов ли кандидат дать советы и как не так долго осталось ждать он это делает», — говорит начальник управления по работе с персоналом компании «Арбат капитал» Павел Филиппов. В случае если соискатель неимеетвозможности сходу назвать хотя бы одного экс-работодателя, что даст ему чёрта, любой рекрутер заподозрит неладное. «Основное, дабы человек не начал прятать глаза, мямлить, уходить от ответа, — эти поведенческие реакции крайне важны, по причине того, что сходу наталкивают на идея: он хочет скрыть часть собственной трудовой биографии, — говорит начальник группы IT/Telecom кадровой компании Avanta Personnel Ирина Монастырецкая. — В случае если у вас не сложились отношения с начальником, дайте телефоны бывших сотрудников либо подчиненных. Неизменно найдется кто-то, кто сможет подтвердить вашу компетенцию».

Позаботиться о папке с письменными рекомендациями возможно заблаговременно — еще тогда, в то время, когда вы и не думаете поменять работу. «Сбор опытного портфолио — очень важная часть развития любого эксперта. В совершенстве необходимо собирать отзывы от работодателей либо хотя бы от ярких начальников по каждому заметному проекту, — думает генеральный директор компании Smart Property Константин Королев. — Но не каждый глава захочет ставить собственную подпись под доказательствами большого профессионализма сотрудника, поскольку это весомый аргумент в пользу увеличения оклада и, хуже того, вероятная помощь в деле трудоустройства к соперникам. В случае если руководство несговорчиво, собирайте портфолио и предоставьте его на подпись перед увольнением».

Помните о том, что советы смогут представить и ваши клиенты. Таковой вариант подойдет для всех, кто занимается проектами, и экспертам по продажам и консалтингу. «Вы имеете возможность указать самых больших из постоянных компаний-клиентов в качестве рекомендателей, — говорит Павел Филиппов. — оптимальнеепросить характеристики у вышестоящих начальников этих организаций, с которыми доводилось тесно сотрудничать». Помните и о собственных партнерах: они также будут советовать вас с лучшей стороны.

Любой рекрутер а также потенциальный наниматель с пониманием воспримет ваш отказ просить советы у действующего руководства. «Сейчас, в кризис, все превосходно знают, что рабочим местом необходимо дорожить. Так что если вы не приняли решения об увольнении, не информируйте потенциальному нанимателю телефоны собственных начальников, — рекомендует начальник инвестиционно-банковского департамента компании Staffwell Елена Сидоренко. — Сделайте это позднее, в то время, когда у вас в руках уже будет увлекательное предложение». До тех пор пока предоставьте отзывы сотрудников — точно найдутся те, кто в курсе ваших замыслов на увольнение, — и комментарии прошлых глав.

«Каждые письменные советы дополняются устными, а разговаривать наниматели и рекрутеры предпочитают не с одним и не с двумя людьми из окружения кандидата, — растолковывает Елена Сидоренко. — В большинстве случаев, действуют по так именуемому принципу 360 градусов, другими словами составляют некоторый круг опрашиваемых. В большинстве случаев это начальник соискателя, его сотрудник, приблизительно равный по статусу, и подчиненный. Советы берутся с трех последних мест работы.

Обращение так как идет о людских отношениях: не исключена клевета, недобросовестная критика. Дабы исключить влияние этого фактора, приходится общаться с несколькими привычными кандидата».

Помимо этого, рекомендательные письма носят, в большинстве случаев, достаточно характер. «У работодателя же имеются в полной мере конкретные вопросы: чем занимался кандидат на прошлом месте, каких достиг удач, как трудился в команде», — говорит Ирина Монастырецкая. Рекрутеры, запрашивая письма-чёрта, обычно просят отвечающих сосредоточиться на последовательности ответственных вопросов. В частности, их интересует, из-за чего кандидат покинул компанию, отчего его не стали удерживать.

Неправда, да в ней намек

О растущей роли рекомендаций достаточно звучно заявляют бессчётные попытки фальсификаций. То, что во многих русских компаниях работник сам образовывает на себя чёрта, а после этого в отделе кадров, не просматривая, ставят печать, — вправду правда. Но умельцы умудряются подделывать и устные отзывы. «Составляя заявку на сайте hh.ru, возможно указать телефоны и имена рекомендателей.

Просматривая в очередной раз базу, я почему-то обратила внимание на два резюме от сотрудников большой компании, — говорит Елена Сидоренко. — Пристально прочтя CV, я заметила, что они ссылаются друг на друга как на ярких начальников. Причем у обоих в резюме указана должность среднего звена, а в графе рекомендатель — высшего».

Нередки случаи, в то время, когда кандидаты показывают в качестве телефона руководителя номер мобильного какого-либо из собственных родственников либо друзей. Рекрутер обращается за комментарием и приобретает исчерпывающий ответ, поднимающий соискателя на недосягаемую высоту. Люди, трудившиеся в маленьких компаниях, себе шефа.

А вот уроженцы больших холдингов без всякого стеснения выдают одного из собственных друзей за известного топ-менеджера, действительно рассчитывая на успех в этом сумасшедшем спектакле.

Лгать не следует: вас в любом случае выведут на чистую воду. И прекрасно, в случае если заблаговременно, а не в тот момент, в то время, когда вы придете на новое место работы со всем пакетом документов — оформляться. Но, каждая неправда — сильнейший удар по вашей рабочий репутации.

Опытные рекрутеры делятся с сотрудниками информацией о неблагонадежных кандидатах.

«Случается, что работодатель, хотя без скандала выгнать с работы неугодного сотрудника, вступает с ним в сговор — в обмен на прошение об увольнении он обещает хорошее рекомендательное письмо и красивые устные отзывы, — говорит начальник проекта БСС Совокупность Главный бухгалтер Елена Авилова. — Особенно распространено это стало в кризис, в то время, когда многие компании увольняли сотрудников не по сокращению штата, а по соглашению сторон». В большинстве случаев, рекрутеру удается раскрыть обман, собрав отзывы от коллег кандидата и других руководителей.

Помимо этого, существуют особые вопросы-ловушки, каковые разрешают узнать, как честно отвечает человек. Но в случае если у вас небольшой стаж работы, лишь в одной компании, и свидетелем вашего провала был только глава, захотевший избавиться от вас в обмен на хорошие чертей, соглашайтесь: это хороший метод начать все с чистого страницы, приступив к работе со всей добросовестностью. Лишь не забывайте, что рекрутер, проводя интервью с вашим шефом, постарается взять максимум информации. «Задавая вопросы и уточняя полученные сведения, эксперт невзначай спросит самым серьёзным — сроками исполнения главных задач, количеством работы, качеством ее исполнения, а после этого может попросить назвать имена людей, каковые имели возможность бы подтвердить сообщённое», — говорит директор НИИ «Социум» Александра Егорова.

Нередки случаи, в то время, когда обман раскрывается практически «на флажке» — перед подписанием договора о приеме на работу. «В большую интернациональную компанию вышла отечественная клиентка — началось оформление в отделе кадров, и внезапно узнается, что опыт ее работы в резюме совсем не соответствует тому, что написано в трудовой книжке, и по большому счету довольно много несовпадений во всей ее трудовой биографии, — вспоминает Ирина Монастырецкая. — Ей, очевидно, отказали, а мы начали выяснять обстоятельства собственной неточности. Оказалось, что кандидатка, имевшая, к слову говоря, хорошие навыки самопрезентации, владела ужасным скандальным характером. Дабы избавиться от нее, директор по персоналу с прошлого места работы дал согласие давать хорошие отзывы в обмен на заявление по собственному».

Время от времени неправда вскрывается случайно — в то время, когда сам наниматель начинает собирать советы. Рекрутеры этого не обожают: всем своим кандидатам, в особенности менеджерам, они обещают сохранение конфиденциальности. Ее легко может нарушить не в меру деятельный работодатель, начавший по своим каналам выяснять, что за кандидата подобрали эксперты.

Случается, что из-за для того чтобы рвения соискатель лишается собственного рабочего места, потому, что управлению от третьих лиц делается известно о замыслах сотрудника на увольнение. Иногда любопытство играется на руку нанимателю. «Один из больших банков пара месяцев вел переговоры со экспертом из второй большой кредитной организации, — говорит Елена Сидоренко. — Практически через два месяца они организовали для него предложение, причем в нем предусматривалась масса подробностей, включая условия проживания его семьи и уровень школы, которую будут посещать дети.

На финальной стадии, в то время, когда оставалось лишь подписаться , начальник компании неожиданно отыскал в памяти, что в том же банке трудится его бывший однокурсник. Связавшись с ним из делового любопытства, топ-менеджер с удивлением выяснил, что интересующий его сотрудник три месяца назад лишился работы по сокращению штата». Кандидат не сказал об этом на протяжении переговоров, более того, он делал вид, что не через чур заинтересован в переходе.

Казалось бы, в праве, и прямого обмана он не совершал, но в трудоустройстве ему отказали.

«Инсайдерская информация, само собой разумеется, планирует и весьма ценится, — говорит Ирина Монастырецкая. — Но у нее имеется последовательность недочётов. Больше окрашенная эмоционально, она не всегда возможно правдивой. Управление, не хотевшее отпускать хорошего сотрудника, иногда начинает распускать по рынку слухи о резком понижении компетенции работника, несложнее говоря, клеветать на него.

Достаточно часто бывает так, что человек, не совершивший ничего особого, уволившийся по каким-то более чем прозаическим обстоятельствам, внезапно делается храбрецом немыслимых небылиц, его уход обрастает все новыми необычными подробностями». рекрутеры и Разумные работодатели, приобретая такие отзывы, в обязательном порядке перепроверяют их, причем много раз, так что не следует беспокоиться, что вас незаслуженно обойдут вниманием.

Но случаи, в то время, когда с руководством не сложилось хороших взаимоотношений, все-таки нередки. Как же быть? «Попросите советы не у начальника, а у шефа соседнего подразделения, с которым вы довольно часто взаимодействуете по работе, а лучше у нескольких, — рекомендует Павел Филиппов. — К примеру, эксперт по продажам может обратиться за рекомендацией к начотделу маркетинга либо, скажем, сервисного обслуживания».

Автоинспекторы создали особенные советы для дам за рулем


Темы которые будут Вам интересны: