Семён бочаров по поводу теории большого разрыва

Семён бочаров по поводу теории большого разрыва

6 марта 2003 года на страницах отечественного научно-популярного интернет-издания была опубликована статья «Теория „Громадного Разрыва“, либо броское будущее Вселенной», где было поведано о теории доктора наук Кодвелла из Дартмутского колледжа. Отечественный постоянный читатель из америки Семён Бочаров (Infinity) решил выступить с критикой по этому поводу.

Основной вывод данной теории пребывает в том, что — цитирую «Мембрану» — «Чёрная энергия» со временем будет становиться всё посильнее, и в итоге порвёт всё, что имеется в мире «простой» материи цельного.

Иначе говоря силы отталкивания, привычные учёным по разбеганию галактик, со временем возрастут так, что взорвётся любой атом во Вселенной.

Доктор наук Кодвелл, непременно, есть авторитетным экспертом в астрономии и области физики; не обращая внимания на то, что он совершил целых 8 лет на позиции postdoctoral fellow, места его работы — НАСА, Кембридж, Принстон — говорят сами за себя.

Другими словами теоретические изыскания были совершены на высоком уровне и не конфликтуют с общепризнанными концепциями космологии, а критика его работы возможно направлена и всей научной общественности в целом.

В первую очередь, совсем беспочвенными остаётся предположение об постоянстве и изотропности пространства физических законов, действующих в них.

С громадной натяжкой возможно заявить, что наука имеет некое представление о ближайшем окружении планеты Земля. О том, что происходит за пределами отечественной Нашей системы, возможно лишь догадываться, тем более, что отправляемые в том направлении для получения каких-либо доводов зонды бесследно пропадают.

Отсутствие детектируемого сигнала от них, кстати говоря, может трактоваться как раз как неизотропность пространства и/либо непостоянство физических законов во Вселенной.

Но, все расчёты апокалипсиса мироздания ведутся при обратном предположении.

Доктор наук Кодвелл.

Помимо этого, анизотропия микроволнового фона — феномен, являющийся одним из наиболее значимых доказательств расширяющейся Вселенной сейчас, — по большому счету говоря, не представляет собой решающего аргумента.

Микроволновое излучение, как и любое второе, в полной мере возможно очевидным свидетельством существования излучающих тел, неравномерное распределение которых относительно Земли и даёт анизотропную картину.

В противном случае говоря, снимается таковой показатель конечности изучаемого объекта, как его расширение.

Но, бесконечность без помех может локально расширяться либо уменьшаться по отношению к некоему выбранному центру координат — о законах сохранения применительно к бесконечности сказать бессмысленно.

Мы возвратимся к данной проблеме позднее, а до тех пор пока увидим, что и расширение Вселенной как таковое находится под вопросом.

Потом, концепция чёрной энергии была введена в космологию в следствии несовпадения теоретических экспериментальных наблюдений и предсказаний. Причём оказалось, что для сохранения приемлемости теоретического описания часть чёрной энергии должна быть определяющей — в районе 70-80% от общего количества энергии.

Разрешите, но о чём говорит данный вывод с позиций научной методике?

О том, что прошлые представления о действительности были в корне неверны, давая, однако, удовлетворительные результаты в пределах досягаемости научных изучений.

Повышение же её действия должно еще больше расширить таковой разрыв.

Ещё один довод в пользу тех, кто предпочитает разнообразие парадигм единственно верному учению, либо, в случае если угодно, еще один контраргумент приверженцам всекосмических законов.

Итак, предпосылкам доктора наук Кодвелла нанесён сильный удар.

Сейчас перейдём к его выводам. Исходя из вызывающего большие сомнения расширения Вселенной, происходящего под действием вызывающей большие сомнения чёрной энергии с вызывающим большие сомнения сохранением физических законов, он уверен в том, что спустя некое время она (Вселенная) станет совсем однородной.

Молекулы, атомы, ядра атома а также нуклоны будут порваны чёрной энергией.

Допустим, как раз так и будет. Очевидный вопрос — что дальше? До каких пор будет осуществляться данный разрыв?

Какая частица принципиально устоит действию чёрной энергии, получив тем самым звание воистину элементарной?

«Отдельные частицы окажутся изолированными друг от друга» — резюмирует Кодвелл. Значит, некоторый предел однако имеется.

Но что его определяет? Так как атом, когда-то считавшийся строительным кирпичиком природы, был делимым, как и те части, что взяли при его делении.

Разумеется, что увеличение возможностей детектирования будет перманентно предоставлять новые и всё новые информацию о микромире.

Ограничение планковской длиной есть следствием из теории, в которой само понятие квантования вводится как изначальная теорема, и потому неимеетвозможности являться преградой при неспециализированном рассмотрении неприятности, так же как теоремы евклидовой геометрии не мешают признанию пересечения параллельных прямых в неэвклидовой геометрии.

Основной же вопрос, что появляется при словосочетании «изолированные частицы», остаётся без ответа — где будут пребывать эти частицы?

Изолированы чем они будут? И как частицы материи, составляющей действительность, по большому счету смогут быть изолированы друг от друга?

Доктор наук Кодвелл всего лишь честно совершил анализ на базе теории гравитации Эйнштейна, которая вправду предрекает существование собственного рода прорех в пространстве-времени.

В условиях возросшей чёрной энергии они должны быть стабильными — не смотря на то, что само понятие стабильности основано на непрерывности времени в какой-либо совокупности координат.

Стабильное же отсутствие времени бессмысленно так же, как бессмысленно отсутствие материи, потому что само время имеется ни что иное, как черта изменяющейся материи.

Кое-какие философские школы не признают материю безграничным показателем действительности, считая, что существует «ничто», талантливое разъединить «что-то» на изолированные анклавы.

Но, в случае если речь заходит о существовании чего-либо, научный подход предполагает как раз материю (не смотря на то, что, быть может, с хорошими от привычных нам чертями); настоящее «ничто» несуществует.

Существующее же в принципе поддаётся детектированию (способно к сотрудничеству), соответственно, познаётся, и потому возможно названо материей.

Так в чём дело? В недостаточной философской «подготовленности» мастеров теоретической физики либо самих базах научного строения?

Семён Бочаров, создатель статьи.

Мой ответ — второе. Наука, как и каждая вторая публичная деятельность, имеет последовательность ограничений и правил, которых обязан придерживаться человек, именующий себя учёным.

Одним из непременных атрибутов научных изучений есть конечность изучаемых объектов.

Иначе говоря «нескончаемым» считается «большое», и как раз исходя из этого удачно проводится абсурдная с позиций здравого смысла операция сравнения «бесконечностей».

Исходя из этого Вселенная в данном контексте — некоторый конечный объект, названный очень уникальным методом.

Его окружение просто не рассматривается учёным, давая возможность сказать об изолированности частиц «Вселенной» при определённых условиях.

Превосходной иллюстрацией тут было бы рассмотрение эмульсии масла в молоке, капли которой вправду изолированы друг от друга и поделены «небытием» в условиях пренебрежения существованием фазы молока.

Но мысли неспециализированного замысла, в первую очередь, морфологический анализ термина «Вселенная», приводят к выводу о необходимости разглядывать вправду нескончаемую сущность.

В действительности, префикс «все-» равносилен выражениям «в полном составе», «без изъятия».

Вселенная практически свидетельствует «всё то, что существует». Разумеется, что всё существующее в совокупности вечно, легко по причине того, что в противном случае это будет не всё — каждая граница предполагает существование чего-либо пообе стороны от себя, она проходит между сущностями.

Уловки, предпринимаемые некоторыми мыслителями для сохранения релевантности словосочетания «конечная Вселенная», заключаются в введении односторонней границы, замыкающей сущность саму на себя.

В частности, говорится о ленте и сфере Мебиуса как примерах конечного, но бесконечного артефакта.

Расширение Вселенной при таком подходе выглядит как раздувание шара, дающее относительное повышение сферы и не имеющее аналогов в терминах двусторонней жизни, находящейся на этом шаре.

Однако, как мы знаем, что конечные объекты имеют конечную площадь, являя тем самым собственную ограниченность.

При применении сферической аналогии шар будет раздуваться в трёхмерном пространстве (в противном случае поверхности некуда возрастать), показывая ограничение и наличие сферы оным.

Финиш, граница, предел — это синонимы. Доводы же о безразмерности математических границ не выдерживают критики, по причине того, что являются идеализированные понятия, применимые к настоящему миру только в той либо другой степени и талантливые дать только приблизительные оценки.

Так, работа доктора наук Кодвелла посвящена химере, мысленному прообразу действительности, имеющему с ней мало неспециализированного.

Но не следует вычислять это его личной неточностью.

Предположение о конечной Вселенной вводится самим понятием объекта; некая свобода за счёт квантовой «неопределимости» не меняет того факта, что у науки до тех пор пока нет средств для изучения настоящей бесконечности.

Нужно намерено оговорить, что теория гравитации Эйнштейна сама по себе есть абсолютным шагом вперёд если сравнивать с хорошей небесной механикой.

Благодаря ей людская идея взяла последовательность преимуществ, а также отход от ньютоновского детерминизма.

Альберт Эйнштейн. Чуть ли кто-либо второй создал что-то, что желают опровергнуть столько народу.

Чёткое теоретизирование разрешило избежать религиозного мракобесия, записывающего всё непонятное на промысел Божий и отказывающегося от познания как такового.

Кое-какие ремесленники от науки и по сей день заявляют, что они «ходят под Всевышним» и могут выдать итог лишь в том случае, если это угодно Всевышнему.

К тому же, эйнштейновское детище содержит и спорные вопросы, такие, как квантуемость энергии (удобную для расчётов, но не имеющую резонов для существования) и некую «случайность» процессов (предполагающую необоснованную независимость этих процессов).

Да и то, и второе, равно как и длящиеся попытки обрисовать бесконечность Вселенной как конечный объект, говорит о необходимости введения новой теории, дающей возможность трудиться в условиях постоянного трансформации информации о природе и действующих в ней закономерностях.

Базой таковой теории имела возможность бы стать концепция прото-материи, обрисованная в прошлой статье.

Как погибнет отечественная вселенная?


Темы которые будут Вам интересны: