Летающие сады заправятся газом от морской биофермы

В лабораториях зреют разработке, талантливые открыть новую страничку в энергетике. Скажем, много пользы ей сулит биоинженерия. Но что нужно сделать, дабы подобные инновации вправду увидели и начали внедрять?

Необходимо создать что-то безумно лихое, хотя бы на бумаге. Вуаля – встречайте гибрид небоскрёба, дирижабля, биореактора и висячих садов.

Французский бельгиец Венсан Каллебо (Vincent Callebaut) хорошо знаком отечественным постоянным читателям. Его проекты отличают плавные фантастические формы, основанные на природных аналогах, и неизменная экологическая направленность – обилие зелёных насаждений в. деревья и Трава, цветы и кустарники, водоросли и зерновые — все они должны оказать помощь людям сделать мир мало чище.

Таковы бионический сад-корабль Physalia, титаническая ферма-небоскрёб Dragonfly, плавающий город Lilypad и очистительная башня Anti-Smog. Новая работа выполнена в том же ключе.

Летающие сады заправятся газом от морской биофермы

Безопасность плавания большого дирижабля с водородом над большими и не весьма городами остаётся чуть не самым спорным моментом задумки, но бельгиец не раздумывая помещает собственное творение то в Шанхай, то в прибрежную территорию Южно-Китайского моря и в его красивые заливы (иллюстрация Vincent Callebaut).

Стоимость одного бареля нефти бьёт рекорды, и во в полной мере обозримом будущем, согласно расчетам некоторых экспертов, планета может столкнуться с заметным падением добычи источников энергии при росте потребностей в них. Соответственно, в далеком прошлом пора поразмыслить об альтернативе, рассуждает Каллебо.

Разумеется, далеко не он один думает о мире без «нефти», но как раз Венсан со своим чутьём живописца сумел облечь фантазии о чистой планете в эффектную форму по имени «Гидрогеназа» (Hydrogenase). Наименование заимствовано у фермента, играющего ключевую роль в химических цепочках реакций, идущих в фотосинтезирующих организмах.

Hydrogenase — это причудливый сплав воздухоплавания с садоводством. Точно вдохновлялся Венсан в далеком прошлом носящимися в воздухе идеями красивой башни-сада либо же утилитарной башни-фермы. Но то строения стационарные, а сад под тучами — это ещё необыкновеннее.

Полужесткий дирижабль Hydrogenase в воображении архитектора насчитывает в высоту 480 метров, а в диаметре (по «экватору») – 180 м. Заключает он в себе количество в 250 тысяч кубов. А весит эта штуковина порядка 200 тысячь киллограм (иллюстрация Vincent Callebaut).

Спешить такому саду особенно незачем, потому дирижабль данный — не горизонтальная сигара, а вертикальный поплавок. Но, тут и Венсан говорит о проработке аэродинамики.

И неслучайно, по всей видимости, делением и общими обводами на дольки «Гидрогеназа» сильно напоминает неспешный, но захватывающий дух масштабом летающий отель Aircruise.

В последние 10 лет в различных государствах мира идут опыты с биотехнологическим получением водорода: кое-какие виды водорослей в определённых условиях начинают бурно производить H2, причём выход его в расчёте на гектар посадок возможно в сто раз громадным, чем при культивировании с подобной (биотопливной) целью рапса либо подсолнечника.

Бельгиец осознаёт, что кроме того целый флот таких больших дирижаблей не сможет заметно оказать влияние на баланс мировых выбросов парниковых газов, но считает, что Hydrogenase послужит примером, собственного рода живым знаком будущих изменений в энергетике и транспорте (иллюстрация Vincent Callebaut).

О некоторых примерах опытов а также практических установок по синтезу водорода (и других видов горючего) при помощи водорослей мы детально говорили в 2010-м, 2007-м, 2006-м и 2005-м. К этому пару дней назад добавился первый опыт по прямому получению от водорослей электричества.

По мотивам для того чтобы рода изучений архитекторы уже придумывали экологические города (1 и 2), снабжающие сами себя «зелёной» энергией, но Венсан посчитал, что подобно смогут снабжать себя подъёмным газом (и горючим по совместительству) громадные дирижабли. Лишь в этом случае заправочными станциями для них будут посадочные площадки, совмещающие в себе и плавающие в море причалы, и водородные биофермы.

Как плавающая пристань с водорослями, так и сам дирижабль снаружи выполнены по мотивам цветов (иллюстрация Vincent Callebaut).

Причал для дирижаблей должен быть оборудован 32 гидротурбинами, утилизирующими энергию морских течений. Сооружения должны подниматься на якорь недалеко от городов. Биореакторы на базе водорослей и воздушные вокзалы не должны соперничать за площадь ни фактически с городами, ни с сельскохозяйственными угодьями, ни с лесами.

«Док-станции» «Гидрогеназы» будут поставлять дирижаблям и окрестным населённым пунктам водород, заодно помогая поглощать СО2 и перерабатывать органические отходы.

Похожую «зелёную» составляющую Каллебо внедрил и в само летающее судно. В нём создатель проекта предусмотрел бессчётные жилые помещения (на 67 этажах), конторы, зоны и лаборатории развлечений, и миниатюрные сады-фермы (восемь отдельных участков).

Электричество аппарату должны поставлять эластичные топливные элементы и фотоэлектрические батареи (по всей видимости, также биотехнологические), перерабатывающие органические отходы. Зелёные сады на палубах судна заодно должны сыграть роль очистителей воды.

Для понижения веса конструкции всё, что лишь возможно, должно быть выполнено из углеволоконных материалов. Архитектор пишет, что дальняя транспортировка людей и грузов при помощи водородного дирижабля будет обходиться существенно дешевле, чем самолётами.

Но вот цена постройки таковой совокупности очевидно окажется большой (иллюстрация Vincent Callebaut).

По плану архитектора, часть подъёмной силы данного аппарата обязан снабжать гелий, а часть — водород. Последний на борту может сжиматься компрессорами и закачиваться в компактные ёмкости, в случае если плавучесть судна направляться снизить для стремительного спуска. И газ возможно выпущен обратно в многосекционные эластичные подъёмные баллоны, в случае если колосс опять пригодится сделать легче воздуха.

Летать «фермент» обязан на высоте порядка двух километров. 20 поворачиваемых воздушных винтов, по идее, обеспечат сооружению как вертикальную тягу для ускоренного взлёта, так и горизонтальную (на марше со скоростью до 175 км/ч).

Дальность полёта «Гидрогеназы» — до 10 тысяч километров. Кто захочет отправиться на такое расстояние со скоростью поезда — ещё не известно. Но тут у архитектора имеется «запасной замысел».

Так как монстр вечно далёк от титула «легко транспорта».

Каллебо втиснул в проект массу передовых разработок. Так, вдохновлённая лотосом наноструктурированная поверхность этого дирижабля обязана отталкивать грязь, снег и лёд.

И тут архитектор кроме этого не отрывается от почвы, а просто следует за новейшими опытами (иллюстрация Vincent Callebaut).

Да, закономерно, что, рекламируя собственную мечту, архитектор рассуждает о «новом поколении гибридных дирижаблей» и упоминает рост авиаперевозок, идущий на фоне всё той же роста и нехватки грядущей проблемы топлива вредных выбросов в воздух. Но ясно же, что аппараты легче воздуха в силу медлительности не смогут заменить самолёты в массовых перевозках людей.

Потому главные профессии у «Гидрогеназы» иные: мобильная платформа для гуманитарных миссий, аварийно-спасательных работ, туризма, мониторинга океана либо научных изучений.

«Данный обитаемый летательный аппарат открывает чистую и этическую мобильность в целях удовлетворения потребностей населения в местах природных катастроф и бедствия, и всё это без взлетно-посадочной полосы!» – пишет создатель проекта. Так, дирижабль Каллебо возможно переоборудован под различные амплуа: от летающего военного госпиталя до уже неоднократно всплывавшей идеи воздушного отеля.

Как и другие фантазии Венсана, дирижабль «на водорослях» только снаружи думается полным витанием автора в тучах, но отталкивается он от в полной мере биоинженерии и реальных достижений материаловедения. Соответственно, имеется шанс, что что-то похожее в один раз вправду отправится в рейс.

Газовые заправки. Как выбрать заправку и не быть одураченным? Где заправлять ГБО?


Темы которые будут Вам интересны: