Великий пост

Великий пост

Посткризисное восстановление: наступило время подведения первых итогов.

Кое-какие специалисты ожидают второй волны финансового кризиса – согласно их точке зрения, на данный момент мировая экономика будет в состоянии временной ремиссии. участники рынка и Другие экономисты кроме того далекий 2009 год вычисляют началом завершения и точкой кризиса долговременной восходящей волны. Для третьих – кризис не закончился и сейчас, он трансформировался и купил иные формы.

О сложившихся перспективах и тенденциях развития обстановки шла обращение на протяжении онлайн-конференции Bankir.Ru«2011: первый посткризисный».

Новая действительность

Под влиянием сопутствующих процессов и кризиса мир изменился как следует, отрицать очевидное легко бессмысленно. Глобальный тектонический сдвиг во всемирной экономике обрушил привычные представления об устойчивости денежных структур, девальвировал прогнозную и аналитическую деятельность, запустил череду политических процессов. Информационная среда кроме этого купила новые качества и подтвердила собственный большой потенциал влияния на окружающую реальность.

Эти новые свойства информационных процессов, их влияние на экономику и политику отмечает председатель совета директоров компании «Кредитный и денежный консультант», вице-президент Национальной ассоциации кредитных финансовых консультантов и брокеров Александр Гребенко.

— Я считаю, что посткризисным был уже 2010 год, а всемирный кризис закончился еще в 2009 году. С весны 2009 года всю землю живет в условиях новых экономических реалий, а с 2010 года в новом информационном пространстве (Викиликс, Навальный и т.д.), и с 2011 года – в новых политических условиях (Тунис, Египет и т.д.). изменения стоимости и Неустойчивые курсы валют ресурсов – это необходимые черты рыночной экономики в любой стадии развития.

Всплеск инфляции в Российской Федерации происходит по обстоятельству наибольшей сырьевой зависимости, которая за последние 10 лет выросла практически в 2 раза. Политическая неустойчивость сотрясает страны, в которых первые лица находятся у руля беспредельно продолжительно, и превратились из фаворитов наций, поднявших собственные народы с колен в тяжёлый период, в глав коррумпированных авторитарных режимов. И новый вероятный финансовый кризис будет порожден новыми обстоятельствами и будет происходить по-новому.

Оттолкнулись от дна

В случае если кратко – кризис пройден, тут большая часть специалистов сходятся во мнениях. Второй вопрос – что вычислять кризисом? Кризис ликвидности пройден, непременно. Фондовые рынки растут, большая часть наибольших мировых системных банков и инвестбанков устояли.

Неприятности, угрожающие страновыми дефолтами, произошли только в маленьких государствах еврозоны – Португалии, Греции, Ирландии. Китай по большому счету только мало сбавил темпы бурного роста, но и этому комплексу неприятностей, обусловленных понижением экспорта, удачно противопоставил переориентирование экономики на внутренний спрос. Но системные неприятности глобальной экономики остались, это нельзя сбрасывать со квитанций.

По России же глобальные проблемы, в большинстве случаев, бьют с удвоенной силой (отыщем в памяти азиатский кризис 1998 года).

Помощник главыИнвестторгбанка Михаил Павлов видит опасность в смещении неприятностей из сектора финансов в область громадной политики: «В случае если кризисом вычислять обвал рынков, массовые дефолты и девальвацию последовательности национальных валют, то данный этап состояния глобальной экономики мы состоялись в 2008–2009 годах. Непременно, мировая экономика еще больна, и возможность, а также, суверенных дефолтов некоторых государств довольно большая.

В один момент мы замечаем огромный рост суверенного долга последовательности государств, многократно выросший недостаток бюджетов, рост и массовую безработицу социальной напряженности, который связан с попытками побороть указанные выше неприятности. Возможность повторения событий 2008 года сейчас низка, значительно больше опасений вызывают вспыхивающие очаги протестов в различных частях мира, перерастающие в революции».

В кризисденежным цунами смыло не сильный и неконкурентноспособных участников рынка, паразитирующих на нефтяных сверхдоходах. Сегодняшний сутки может стать необычной «точкой бифуркации», в которой разом случится качественное изменение всей денежной совокупности. Устоявшие в банки и кризис компании готовы к новому взлету – для того чтобы мнения придерживается главред Bankir.Ru, вице-президент Ассоциации региональных банков России Ян Арт.

«Действительно считаю, что 2011 год – посткризисный, – говорит специалист. – А что тут может приводить к удивлению? Другими словами проблемные обстановки на денежном рынке? Так они были неизменно. Легко до 2008 года их покрывал в Российской Федерации «жирный рынок», обусловленный нефтью и разбухшей казной. Все госслужащие вообразили себя очень способными управленцами, все топ-менеджеры сделали вывод, что они русские «яккоки».

Как говорят в народе: лафа кончилась. Нынешнее состояние – это и имеется норма. Момент истины для всех бездарей.

Кто-то из них, очевидно, будет так же, как и прежде кричать «кризис», полагая, что на него возможно списать всю посредственность русском экономики. Но это уже – вопрос чувств, а не финансов».

Президент Национальной ассоциации кредитных финансовых консультантов и брокеров Диана Маштакеева кроме этого обращает внимание на уход с рынка не сильный и неэффективных компаний. «В случае если сказать о кредитном рынке, то предстоящие изменения и нынешний кризис в законодательной сфере окажут помощь нам «очиститься» от избыточной спекулятивности и без того именуемого «пузыря», – отмечает Маштакеева. – Рынок кредитного и денежного посредничества тут не исключение – ушли с рынка «мнимые» эксперты кредитного посредничества из-за собственной опытной непригодности. Потребитель больше не готов к гонке за «числом», нужен «качественный» продукт – будь то денежная услуга либо кредитный продукт».

Определение текущей обстановке диктует стратегию поведения, «как вы яхту назовете – так она и поплывет». В случае если желать мира и подготавливаться к войне, возможно ненароком стать параноиком, считает председатель совета директоров Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин. Наряду с этим уроки кризиса нужно выучить назубок, приобретённый опыт может оказаться бесценным.

«Вопрос о том, вычислять 2011 год кризисным либо посткризисным, – это, во многом, вопрос не установления того, как дела обстоят в действительности, а деятельностной установки, – думает Жданухин. – В случае если банки будут вычислять год кризисным и параноидально подготавливаться к самым негативным сценариям, то это может стать самосбывающимся пророчеством, и неприятности будут усугубляться. Учитывая, что большая часть тех, кто имел возможность вступить в конфронтацию с банками по поводу возврата кредитных средств, по моему точке зрения, это уже сделал.

В сфере взыскания долгов 2011 год будет скорее посткризисным, другими словами связанным с разрешением уже появившихся неприятностей. Кроме этого необходимо подчеркнуть, что фиксация посткризисного характера года содержит серьёзную установку на извлечение уроков из кризиса».

В качестве для того чтобы опыта специалист приводит пример из области корпоративного коллекторства. При первых показателях негативного развития обстановки у заемщика, банк предпринимает предупредительные меры: растолковывает последствия неконструктивного отношения к обслуживанию долга и дает советы по исправлению сложившегося положения.

Советник главыАбсолют Банка Иван Анисимов видит в 2011 году показатели ухудшения обстановки для русских банков. «Полностью посткризисным назвать 2010, пожалуй, запрещено, поскольку и мировая экономика, и экономика России еще не всецело восстановились от кризиса, скорость увеличения ВВП очень сильно снизились, строительство и промпроизводство не возвратились на докризисные уровни, – напоминает Анисимов. – В 2011 году экономический подьем, я полагаю, будет хорошим, но его темпы будут во многом определяться обстановкой на внешних рынках и стоимостями на энергоресурсы. Обстановка в банковском секторе, быть может, будет еще более сложной, чем в 2010, так как большинство прибыли этого года обусловлена роспуском резервов, тогда как в будущем году этот источник прибыли будет ограничен, тогда как доходность бизнеса будет понижаться, а операционные затраты – расти».

Кое-какие показатели показывают на грядущий спад рабочий активности. Как вычисляет помощник председателя совета директоров УК «ЮграФинанс» Андрей Пашков, в среднесрочной возможности возможно допускать возможность негативного развития событий в экономике: «Разглядывать год как посткризисный – в полной мере корректно, вот лишь нельзя забывать, что последовательность процессов в экономике приводят к опасению и разрешают сказать о предполагаемых процессах охлаждения экономики.

Основное – дабы этих факторов не стало через чур много, поскольку очередной кризис возможно еще более болезненный. Но данный пессимистичный сценарий, в случае если и имеет место быть, то не ранее чем через год-два».

В случае если разглядывать кризис как неприятности с ликвидностью – его совершенно верно можно считать завершенным, текущее положение у банков в полной мере благоприятное. Решена локальная неприятность, подчеркивает член правления ДжиИ Мани Банка, глава комитета АРБ по денежной грамотности Эльман Мехтиев: «Кризис ликвидности миновал и с этим не поспоришь.

Долговой кризис либо любой другой кризис, что смогут назвать второй, третьей либо любой другой волной, будет «бить» в совокупность, которая еще не до конца оправилась от первого удара. Неизменно легче свалить слабый организм, но это не означает, что удар придет из того же места и будет иметь ту же самую природу происхождения».

председатель совета директоров Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков даёт предупреждение, что накопленные мировые фактическое отсутствие и экономические проблемы экономического регулирования на внутреннем рынке в будущем смогут приводить к происхождению неприятностей в разных отраслях экономики.

Какая розница

Розничные услуги в скором времени будут так же, как и прежде оставаться локомотивом процесса банковского развития. Корпоративное кредитование схлопнулось в кризис, сейчас банки с опаской выдают долгие кредиты. Никому не необходимы неприятности с наследством в виде непрофильных активов и утративших в цене залогов.

Розница же второй год усиливается , прежде всего это относится к кредитным картам и потребительским кредитам.

председатель совета директоров компании 123Credit.Ru Яков Лившиц, опираясь на эти статистики, утверждает о росте спроса на все виды кредитов.

Ян Арт вычисляет рынок пластиковых картах весьма перспективным. С ним согласен и Александр Гребенко: «Тенденция на активное развитие банками в 2011 году розницы очевидна и приоритетными являются кредитные карты (самый громадный потенциал роста рынка, быть может, в десятки раз) и беззалоговое потребительское кредитование (самый высокомаржинальный банковский продукт)».

Согласно точки зрения Михаила Павлова, рост в высокорисковом секторе банковской розницы обусловлен неспециализированным улучшением экономической обстановки: «В условиях восстановления экономики аппетиты банков к риску растут, и этим обоснован большой рост количеств потребкредитов. Но большие универсальные банки предпочитают наращивать количества кредитования в менее рискованных сегментах. В целом сейчас кредитные карты и потребительские кредиты не являются приоритетом для банков».

Схожей точки зрения придерживается и Андрей Пашков – рост в розничном кредитовании подпитывается сопутствующим стабилизации увеличением и энергией экономики потребительского оптимизма.

Рост в кредитной рознице продолжится в 2011 году, уверен Эльман Мехтиев. Но вопреки чаяниям банкиров кредитные карты до тех пор пока еле приживаютсяна русском земле, потребитель предпочитает наличные.

«Потребительские кредиты «выстрелили» уже во второй половине 2009 года, и возможно заявить, что целый 2010 год прошел как раз под знаком потребительских кредитов, – говорит Мехтиев. – Несмотря на представление на рынке банками большого числа новых пластиковых картах, все участники кредитного рынка смогут до тех пор пока сказать лишь о количестве выпущенного в оборот пластика… 2011 год будет еще одним годом, в то время, когда сумки банков будут расти в первую очередь в розничном кредитовании. Все участники рынка желали бы сохранять надежду на взрывной рост применения пластиковых картах, но наряду с этим главный акцент de facto будет делаться на выдачу потребительских кредитов и рефинансирование кредитов, выданных ранее. И конечно же, при продолжения национальных программ помощи продаж машин, мы заметим предстоящий успех банков в наращивании автокредитования».

Диана Маштакеева говорит о переизбытке ликвидности у банков, как раз ее излишек стимулирует рост кредитного портфеля. Согласно ее точке зрения, предполагается высокая активность, в первую очередь, на рынке потребительских всевозможных вариаций и карт продуктовых линеек, так или иначе связанных с безналичной целевой оплатой.

Ипотека: ставки, стоп!

Ставкам по ипотечному кредиту падать некуда, поскольку улучшается инфляционное давление. Но и увеличения ставок не будет – обостряется конкурентная борьба за качественного заемщика. Тем, кто решил забрать долгосрочный кредит, стоит ориентироваться на сохранение текущего среднего уровня ипотечных ставок.

Михаил Павлов показывает, что более строгий отбор банковских клиентов вряд ли будет либерализован по мере выхода из кризиса: «Учитывая инфляционные ожидания, темпы понижения ставок по ипотечному кредиту будут близки к нулю. Требования к заемщикам будут неспешно смягчаться, но не нужно ждать большого ослабления стандартов кредитования в 2011 году».

Банкиры обязаны быть внимательнее. Так как для них ипотечные риски не компенсируются кроме того высокими процентными ставками, подчеркивает Иван Анисимов: «Ставки по кредитным программам в течение 2010 года много раз понижались, требования к заемщикам кроме этого существенно смягчились, и в течение 2011 года либерализация продолжится. Но направляться осознавать, что один из главных уроков кризиса – это познание банками того, что кредиты нельзя выдавать бездумно.

Кроме того высокая ставка не покрывает вероятные риски невозврата. Исходя из этого чуть ли стоит ожидать возвращения докризисной обстановке, в то время, когда ипотека выдавалась без начального взноса, без официального подтверждения доходов. Банки стали значительно внимательнее оценивать вероятные риски, и я пологаю, что это верно».

Эльман Мехтиев кроме этого подтверждает необходимость заботы о качестве кредитного портфеля. Согласно его точке зрения, в течение этого года ставки останутся на сегодняшнем уровне, а «кризис в очередной раз напомнил банкам, что кредитование должно осуществляться по определенным правилам, и потому многие игроки этого рынка начали «смещаться» в сторону более платежеспособных клиентов». Он утвержает, что в 2011 году мы не заметим для того чтобы «парада» понижения ставок, но в связи с усилением борьбы за существенного повышения и качественного заёмщика ставок не будет.

Из банков оказались нехорошие риэлторы, признает Виктор Четвериков. В кризисной ситуации для них выяснилось непростой задачей выгодно реализовать заложенную недвижимость: «Требования будут лишь расти к потенциальным заемщикам. Кредиты за четверть часа стали причиной огромному росту просроченных кредитов, в силу отсутствия обычной процедуры рассмотрения заявки. Что касается ипотечных кредитов, то, как показал опыт, банки во время кризиса не добились значительных успехов на ниве реализации залога в виде квартир.

Исходя из этого требования к чистоте сделки, в случае если желаете, и кредитной истории заемщика будут лишь расти и как следует, и «количественно».

Прошлого не воротишь

Реально ли возвращение к показателям периода банковского бума 2006–2008 годов? Докризисные цифры по ряду и динамике роста вторых параметров сейчас вспоминаются банкирами как потерянный эдем. К этим золотым временам возвращения не предвидится, соглашаются специалисты.

По крайней мере, точно не в текущем году.

председатель совета директоров консалтинговой компании «Финист» Михаил Смирнов одной из основных обстоятельств именует обнищание населения.

«Возвратиться на докризисные уровни маловероятно сходу по нескольким обстоятельствам, – говорит Смирнов. – Во-первых, зарплаты снизились (особенно официальные по окончании перехода к новой совокупности налогообложения с 1 января 2011 года). Приобретать те же количества кредитов, что и раньше будет затруднительно. Во-вторых, риски кредитования по-прежнему сохраняются навысокой отметке – банки еще не разделались с залоговой массой, организованной по кредитам докризисного периода.

Очень сильно рисковать в таких условиях они не смогут. Тем более, что ЦБ обещает ужесточить требования к денежным университетам».

Банковской совокупности не достаточно важных заемщиков с хорошим уровнем дохода, их легко физически нет в Российской Федерации в нужном количестве. Диана Маштакеева видит выход в необычном «отпущении всех грехов», которое высвободит заложников кредитной совокупности от непосильного долгового бремени: «Возвратиться к докризисным количествам выдачи кредитов не удастся по двум обстоятельствам – дефицит качественного заемщика и неготовность самого заемщика к кредитным обязательствам.

Обстановка кардинально изменится при условии создания совокупности реструктуризации амнистии и кредитной «задолженности» для заемщиков, попавших в затруднительную денежную обстановку, и, как следствие, в бюро кредитных историй. В другом случае всем участникам кредитной сферы нужно будет подождать, в то время, когда вырастет новое «качественное» поколение».

Эльман Мехтиев солидарен с прогнозом Банка России, робко оценившего потенциал роста совокупного кредитного портфеля: «Рост розничного кредитного портфеля по всей банковской совокупности по оценкам ЦБ составит чуть более 10%… Тяжело назвать таковой рост равным докризисным показателям, но и тяжело не дать согласие с таким прогнозом».

Нужный рост операционных доходов в обязательном порядке учитывается бизнес-моделью успешного банка. Об этом напоминает Иван Анисимов, возвращаясь к вопросу о качестве клиентской базы.

«Мне думается, что банки будут вынуждены перейти к активному кредитованию кроме того в условиях не самого большого качества большинства заемщиков, что будет обусловлено необходимостью повышения операционных доходов, а также – и за счет размещения свободной ликвидности, – отметил Анисимов. – Очевидно, таковой стратегии будут придерживаться не все участники рынка, и к примеру, Абсолют Банк, напротив, собирается концентрировать свои силы именно на сегменте качественных клиентов, но, думаю, тенденция определённого объемов снижения и увеличения выдачи требований к заемщикам все же будет».

Национальное дело

Меры по частичной передачи в госимущество проблемных кредитных организаций были успешными – никто (ну либо практически никто) из первой много банков на протяжении кризиса не утонул, кроме того Межпромбанк до последнего боролся за лицензию. Как показывает мировая практика, передача в госимущество есть популярной мерой по работе с проштрафившимися банками. Финансисты видят в таковой стратегии не хомут, а скорее своевременно кинутый спасательный круг.

Михаил Павлов одобряет и поддерживает принятые страной меры: «Считаю действия правительства, предпринятые в 2008–2009 годах, по сохранению стабильности финансовой системы всецело оправданными и своевременными. Огосударствление финансовой системы случилось не только в Российской Федерации, но и в Европе, и в Соединенных Штатах. В острую фазу кризиса это нужно было делать с целью предотвращения еще большего коллапса мировой экономика.

Однако уже на данный момент нужно предпринимать шаги по приватизации спасенных банков, и в замыслах правительства и ЦБ такая задача обозначена».

Иван Анисимов задается вопросом – как будет идти процесс обратного выхода страны из капитала спасенных банков? Неприятность выглядит особенно актуальной в свете будущей продажи госдоли в ВТБ.

«Я бы не сказал о ходе передачи в госимущество, скорее, на данный момент мы можем замечать закономерный процесс консолидации банков, – сообщил Анисимов. – Борьба ужесточается, и часть маленьких банков будет вынуждена или объединяться, или входить в состав более больших структур чтобы удержать собственные позиции либо завоевать новые. Помимо этого, в кризисные и посткризисные годы действия страны по вхождению в капитал банков – это хорошая мера по разрешения кризисной ситуации, к которой прибегали, например, в ЕС и в Англии. Принципиальный момент тут – познание того, как государство будет проводить на данный момент меры по окончании разрешения кризисной ситуации».

Больше половины русских банковских активов – уже в руках госбанков, подсчитал председатель совета директоров Агентства по надзору за ростом долговых обязательств Максим Осовский.

«Действительно разглядывать возможность полного огосударствления либо «передачи в госимущество» русском банковской индустрии, не следует, – вычисляет он. – Не смотря на то, что… более 50% активов, обращающихся на банковском рынке, осуществляют контроль банки с национальным капиталом, и в этих же банках находится подавляющая часть вкладов физических лиц. Один Сбербанк – это уже четверть всего рынка. Разумеется, что с введением универсальной платежной карты к 2014 году консорциум банков (в котором треть в собственности тому же Сбербанку, а 43% еще одного акционера УЭК – банка Ак Барс осуществляет контроль правительство Татарстана) будет обслуживать более 100 млн. карт частных лиц, но все-таки «огосударствлением» всей индустрии назвать это запрещено».

Фонды и бонды

Сохранять надежду банкам сейчас возможно лишь на себя, приблизительно такие настроения сейчас витают в воздухе. Стране надоело быть спасателем, о чем и было официально заявлено с высоких трибун. Банкам с зарубежным капиталом материнские организации также вряд ли подкинут ресурсов – через чур заняты ответом собственных собственных неприятностей.

Средним и мелким русским банкам не привыкать к трудностям – их бизнес и без того всю дорогу начинается не благодаря, а вопреки.

Главные негативные факторы, воздействующие на процессы фондирования, перечислил Михаил Павлов:

«Скорость увеличения депозитов в 2011 году замедлятся потому, что население начнет больше тратить. Влияние пенсионных денег на фондирование банков ограничено, с одной стороны, законодательно, иначе, слабостью отечественной пенсионной совокупности. Количество кредитования финансовой системы Центробанком будет уменьшаться, поскольку совокупность поправляется, и Банк России сворачивает программы ее помощи (к примеру, отменил беззалоговое кредитование банков).

Приток западных денег в финансовую систему будет более внушительным, чем в 2010 году, но и тут существуют как внешние (низкий аппетит к риску), так и внутренние (изменение налоговой политики в части процентов по валютным кредитам) сдерживающие факторы».

Запад нам не окажет помощь – обойдемся собственными силами, резюмировал Иван Анисимов.

«2011 год будет годом борьбы за самофондирование для всех денежных университетов, – пологает аналитик. – Мы, как банк, входящий в большую европейскую денежную группу, можем сказать о том, что в случае если раньше русские «дочки» рассчитывали, фактически, на неограниченную помощь материнских компаний, то сейчас на нее ориентироваться не приходится. Исходя из этого банки будут стремиться приобретать финансирование сомостоятельно.

Я пологаю, что среди главных источников фондирования для банков в скором будущем будут депозиты частного сектора, в особенности физических лиц. Они стабильно росли последние два года, и я пологаю, что нет веских обстоятельств для смены этого тренда. Выход на внешние рынки вероятен, но будет незначителен, поскольку свободных средств на рынке достаточно (к примеру, не был выбран целый количество средств АИЖК в текущем году)».

Куда дальше

Итак, что же может стать драйвером роста для русских банков в 2011 году? Мнения участников рынка по этому вопросу разнятся. Михаил Павлов видит потенциал в ипотеке с государственной поддержкой.

Ян Арт вычисляет таким сектором развитие Интернет-банкинга и вторичное кредитование уже имеющихся у банков клиентов. Александр Гребенко делает ставку на кредитные карты.

Принятие долгожданного закона о национальной платежной совокупности встряхнет рынок, сервисы моментальных платежей кроме этого имеют громадное будущее – согласно точки зрения Максима Осовского, эти темы будут главными в наступившем году:

«Главные новые направления развития банковского бизнеса будут заданы принятием закона «О национальной платежной совокупности», что был рассмотрен Госдумой в первом чтении в прошедшем сезоне, и созданием универсальной платежной карты. Будет воображать интерес рынок моментальных платежей, сделка с покупкой 15% акций холдинга QIWI японской корпорацией Mitsui  Co лишь подтверждает это. удержание новых и Привлечение клиентов ветхих, а также корпоративных, уже на данный момент зависит от того, как комфортно пользоваться совокупностью электронных расчетов «банк-клиент» конкретного банка».

Клиенту все сложнее определиться в выборе, поскольку фактически все банки предлагают более-менее однообразные продукты со схожими условиями. О стирании этих условных границ и сворачивании «войны ставок» упоминает Иван Анисимов:

«Думаю, возможно ожидать развития всех главных направлений бизнеса, любой банк самостоятельно принимает ответ о главных для себя продуктах и будет развивать как раз их, что в целом даст достаточно равномерную картину. Вероятнее, рост будет умеренный, банки будут стремиться увеличивать комиссионные доходы и больше не смогут соперничать через ценовой демпинг — нужно будет бороться за клиентов, предлагая им фактически однообразные по денежным условиям продукты. Отличие будет не в каких-то денежных моментах, а в качестве обслуживания клиента, или в каких-то одолжениях, повышающих добавленную цена продукта».

Схожей позиции придерживается и Михаил Смирнов. Специалист уверен в том, что отдельные виды бизнеса не вытянут совокупность наверх (подобно Мюнхгаузену, что извлёк сам себя из болота за волосы). Дабы удержать клиентскую базу и реализовать ей как возможно больше одолжений, банкам необходимо поменять собственный отношение к вопросам комплектации персонала, актуализировать техническую платформу:

«В этом году будут побеждать те банки, каковые лучше выстроят работу с клиентами. Главная неприятность сейчас не в том, что предложить, а в том, кому предложить. Исходя из этого инвестировать в первую очередь необходимо в оптимизацию и персонал разработок обслуживания. На рынке банк может преследовать три стратегические цели – добиться повышения доли рынка, добиться повышения прибыльности операций, расширить долю в потреблении денежных одолжений у тех клиентов, каковые уже обслуживаются в банке.

Как раз последняя цель и есть сейчас приоритетной для большинства банков, каковые желают сохранить количество бизнеса либо кроме того расширить его. Само собой разумеется, это не драйв, а медленная и усердная работа, к которой многие банковские менеджеры не привыкли. Но она нужна».

Великий пост. фильм 1 канала


Темы которые будут Вам интересны: