Живая башня пустила корни в немецкой земле

Домики на живых деревьях люди строят тысячелетия, строения из дерева «мёртвого» — не меньше. Но вот создавать несущие конструкции из деревьев, продолжающих расти, обучились не столь уж в далеком прошлом. Тем занимательнее самое большое «биоинженерное» сооружение для того чтобы рода, выросшее сравнительно не так давно в местечке Вальд-Руештеттен, что лежит недалеко от Боденского озера.

Поразить мир сочетанием эстетики и экологичности живых растений со строго «запрограммированной» силовой структурой неестественного по сути сооружения решили юные архитекторы: Фердинанд Людвиг (Ferdinand Ludwig), основной создатель данного проекта, и его напарники Оливер Сторц (Oliver Storz) и Ханнес Швертфегер (Hannes Schwertfeger) из Университета баз современной дизайна и архитектуры университета Штутгарта (IGMA). Эта троица есть кроме этого основателями «Общества развития строительной ботаники» (Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik), под руководством которого и выполнялась работа.

Пользуясь уникальной методикой, германские умельцы возвели «Стройботаническую башню» (Baubotanik-Tower либо, в германском оригинале, Baubotanik-Turm) — самое высокое сооружение, созданное из живых и продолжающих расти деревьев. И в случае если баопаб применял в собственных заинтересованностях естественное мегадупло в старом баобабе, германские изобретатели решили подчинить себе сам процесс развития живой конструкции.

Живая башня пустила корни в немецкой земле

Baubotanik-Turm – это практически 9-метровый колосс (по меркам, очевидно, живых башен либо всяких выращенных из кустарника беседок), законченный лишь вчерне. Площадь его основания образовывает 8 квадратных метров (фото Universitat Stuttgart).

Ещё в 2005 году выращивать дома внесли предложение американские учёные. Но они не первенствовали . Идея-то витала в воздухе.

Так как простые приёмы «управления» ростом посадок в далеком прошлом известны в садово-парковом мастерстве.

Их развитие привело в своё время к появлению арборскульптур, среди которых возможно встретить целые беседки и живые шатры, живые кресла и просто фантасмагорические фигуры. По большому счету же мастерство придавать деревьям желаемую форму (Tree shaping), к которому относятся такие направления, как бонсай (Bonsai) и художественная стрижка — топиар (Topiary), думается, легко готовая база для «строительной разработки».

Слева направо: Сторц, Людвиг и Швертфегер. Прекрасно видны железные подробности, нужные выращиваемому сооружению для интеграции живого и неестественного материала (фото Cira Moro/Der Spiegel).

На деле всё выяснилось сложнее. «Деревья не желают становиться стенками», — говорит Людвиг. Выращивание нарисованных архитектором линий в некоем роде идёт против природного рвения деревьев расти хаотично (либо, в случае если угодно, по образу фракталов) и во все дешёвые стороны. К тому же если вы желаете взять высокую башню из живых древесных стволов, вам придётся ждать долгие годы, пока саженцы вымахают хотя бы до третьего этажа.

Либо имеется метод перехитрить естественный движение вещей?

Германские новаторы нашли, что ключом к живым строениям может стать узнаваемая садоводам техника прививания, разрешающая взять единый организм из нескольких отдельных растений. В базе Baubotanik-Turm — аж 200 молодых белых (серебристых) ив Salix alba, каковые позднее должны срастись в единое многоствольное дерево причудливой сетчатой формы.

«Мостки» (Der Steg), Вальд-Руештеттен (Wald-Ruhestetten) – первый проект отечественных храбрецов, показавшийся под грифом Baubotanik. Стартовал он в марте 2005 года, а финишировал в сентябре 2008-го. На снимках видно, как растущие деревья (тальник, кустарниковая ива) проходили через пара сезонов, неспешно становясь несущим каркасом сооружения (фотографии Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik).

Схема строительства же была такова. его друзья и Фердинанд забрали несколько сотен годовалых саженцев ив — узкие прутики всего в несколько метров длиной. Для придания будущей башне желаемой формы они возвели из железных труб временные строительные леса. У их подножия прямо в грунт была высажена первая партия ив.

Другая армия разместилась на нескольких этажах башни в кадках, заполненных почвой.

Наклоняя саженцы в нужную сторону и скрепляя их, немцы организовали диагональную решётку — будущий несущий каркас башни. Наряду с этим путём прививания архитекторы добились сращивания узких стволов в точках пересечения. Так была заложена база конструкции, не смотря на то, что, как выяснилось, главные неприятности были в первых рядах.

Принцип построения зелёной башни. Людвиг именует его Pflanzenaddition (добавление посадок). Как видно, растущим деревьям не просто придают желаемую форму. Из живых саженцев практически собирают несущий каркас, подпитывая корни верхних деревьев из временных кадушек.

В финале же все саженцы соединяются в единое целое и ограничиваются лишь теми корнями, что лежат в почве (иллюстрации Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik).

Изобретатели поняли, что существует риск удушения саженцев крепежом, сделанным из оцинкованной стали, что по окончании начала роста стволов мешает прохождению древесного сока. Так что архитекторам-ботаникам было нужно шепетильно руководить ростом деревьев и создавать «перепускные» участки, чтобы все саженцы остались живыми.

Снимки, сделанные в ходе возведения Baubotanik-Turm (фотографии Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik).

Второй проблемой была нагрузка на саженцы. Правильнее, отсутствие такой (ивы так как висят в железном каркасе). Стало известно, что в таких условиях деревца не очень-то хотят усиливать собственные стволы.

Исходя из этого немцы добавили в башню совокупность противовесов и лебёдок, каковые под управлением компьютера иногда создают знакопеременные нагрузки на узкие живые прутья. От этого последние лишь интенсивнее стали «полнеть». «Вдобавок деревья не желают вырабатывать двухмерные структуры, — поясняет Сторц, — так что мы должны вынудить их подчиняться придуманным нами правилам».

Через пара вёсен ивы должны, во-первых, основательно окрепнуть, дабы появляться талантливыми нести нужный груз (платформы этажей). А основное — всем им суждено организовать единое живое тело со сквозным прохождением сока снизу доверху. Тогда новаторы смогут удалить из башни кадки с почвой, обрезать корни всех верхних ив, а потом неспешно разобрать железные леса.

Башня останется находиться, опираясь лишь на личные стволы и выпивая влагу лишь из земли «под ногами».

Презент от «стройботаников» туристам и зоологам – Vogelbeobachtungsstation – «Станция наблюдения за птицами» в муниципальном парке Вальдкирхена (Waldkirchen), выращенная из белой ивы в 2006-2007 годах. Это первая двухэтажная структура, выполненная его друзьями и Людвигом по разработке Baubotanik. Второй этаж эллиптической в плане башни находится на высоте 2,7 метра.

На нём смогут пребывать до 10 человек. Сверху сооружение защищает от дождя лёгкая крыша, расположенная на высоте6 метров (фотографии Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik).

Таковой подход к построению строений немцы вычисляют переходом от уже известной арборскульптуры к настоящей арборархитектуре — науке, разрешающей создавать относительно высокие сооружения из живых деревьев. В случае если эта разработка отыщет хоть какое-то использование в мегаполисах, отечественные душные каменные джунгли станут чуточку чище, да и просто — занимательнее и приятнее на вид.

А в том, что строительная ботаника — трудится, её авторы убедились не только на примере высоченной Baubotanik-Turm. В нескольких германских городах уже растут более скромные сооружения, созданные Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik.

Ещё пара работ «строительных ботаников»: уже упомянутая сначала «Световая башня», чуть ниже – её сестры росточком уже под 6 метров, живущие на острове Майнау (Mainau) на Боденском озере (они выращены по заказу департамента внешней среды почвы Баден-Вюртемберг). Ещё ниже – павильоны, выстроенные в Юберлингене (Uberlingen) по заказу местного банка, и во Фрайбурге (Freiburg im Breisgau) – для местного ботанического сада (фотографии Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik).

Да и интерес к проекту проявляется громадной. У ребят показались не только первые клиенты, но и много партнёров, взявших на себя те либо иные стороны неспециализированного фронта — от теории до очевидных монтажных работ на площадке.

Тут нужно подчернуть, что со стороны, условно, старших товарищей работу трёх архитекторов поддерживали доктора наук Герд де Бруйн (Gerd de Bruyn) из IGMA и Томас Спек (Thomas Speck) из ботанического сада университета Фрайбурга (Botanischer Garten der Universitat Freiburg), эксперт по биомеханике растений, плюс ряд других учёных. Спонсировало проект пара компаний, а вид живой башни вырисовывался при участии Сюзанны и скульпторов Корнелиуса Хакенбрахт (Cornelius, Susanne Hackenbracht) из студии Neue Kunst am Ried.

Семья Хакенбрахтов – «соучастники ботанического правонарушения» (фото Neue Kunst am Ried).

Официальное открытие Baubotanik-Turm намечено на 19 сентября этого года, гласит пресс-релиз Штутгартского университета, но работа на этом не закончится. Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik собирается применять башню как долгосрочный опыт, призванный распознать все тонкости роста для того чтобы сооружения до его «зрелого» состояния, в то время, когда целый вес этажей примут на себя окрепшие стволы ив, а железные подпорки будут совсем удалены. По оценке германских «революционеров», на это уйдёт от пяти до десяти лет.

Сращивание стволов между собой – один из основных ключей к строительной ботанике. По мере продвижения для того чтобы процесса авторы планируют эпизодически контролировать собственные постройки на прочность, и в то время, когда будет достигнута «хорошая форма», железные трубы удалят (фотографии Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik).

В ближайших замыслах неугомонной компании — новые проекты. К примеру, они желают выстроить по подобной методике павильон для концертов и выставок в Штутгарте. Сооружение, уже взявшее имя Satellite, будет насчитывать площадь в 120 квадратных метров.

Во что всё это может вылиться — угадать сложно. Скажем, в случае если германские новаторы сетуют на трудности ухаживания за живыми стенками уже на протяжении строительства — что же будет при эксплуатации для того чтобы строения?

Но, иначе, строительная ботаника — всего лишь логичное развитие тех приёмов, каковые древние люди использовали ещё при возведении шалашей. Шалаши XXI столетия смогут сейчас цвести и поменять собственную окраску по сезону. Они смогут давать не только тень. Представьте, что в качестве строительного материала архитекторы применяют фруктовые деревья. Фантастика?

Нет. Всего лишь наука, скрещённая с мастерством.

Живая башня в проекте и по окончании завершения самой первой фазы проекта – высадки молодых саженцев в железных лесах. Внизу: германские архитекторы сохраняют надежду украсить города самыми разнообразными живыми павильонами (иллюстрации Entwicklungsgesellschaft fur Baubotanik, Ferdinand Ludwig/Der Spiegel).

MKX: Живая башня \


Темы которые будут Вам интересны: